«Зоечка, сколько наших осталось?» — этот вопрос чаще всего задавали бывшие жители блокадного Ленинграда, а ныне наши земляки председателю Борисовского районного совета ветеранов Зое Маханек, которая приехала навестить и поздравить их накануне Дня полного освобождения блокадного Ленинграда. Встречаться часто не получается, все больше телефонные звонки, и «девочки» из совета ветеранов — вроде связующей нити. От них новости можно узнать, с ними своими горестями поделиться.

Два года, четыре месяца и 10 дней — трагические и одновременно героические страницы Великой Отечественной войны, которые пережили, нет, выстояли советские люди. 18 января 1943 года было прорвано блокадное кольцо, а 27 января блокада была снята полностью.

В Борисове живут шесть блокадников — время неумолимо… Эти убеленные сединами люди — вчерашние дети, которые помнят военное время. Награжденные знаком «Житель блокадного Ленинграда» Нина Павловна Антонова, Геннадий Нилович Колосов, Асса Алексеевна Мурашко, Майя Израилевна Полякова, Валентина Николаевна Пономаренко и Лора Васильевна Чурбакова на расспросы о блокаде хмурятся и перестают улыбаться: словно вновь возвращаются в свое страшное детство. Кто постарше — вспоминает быт и события, кто помладше — обрывочно родителей и что «было все кругом неопрятно и разрушено». Но общее воспоминание у всех одно: голод.

Спустя много лет не заживают те недетские раны. Традиционно бывших ленинградцев, а ныне борисовчан навещают члены районного совета ветеранов. Но именно в этот день продуктовый подарок от комбината хлебопродуктов и вправду кстати: как подтверждение того, что голода больше нет… И хлеба теперь вдосталь.

— Я родилась 5 апреля 1942 года, это самое начало блокады, — вспоминает Нина Антонова. — Жалею, что по молодости упустила, не порасспрашивала, а то и позабыла многие рассказы мамы. Я не представляю, как она сумела выжить с грудным ребенком на руках… Из собственных воспоминаний — разруха, очень скользко, и я иду за ручку по Невскому с кем-то из взрослых, хочется кушать….

В Борисов Нина Павловна Антонова попала «по любви» — вышла замуж, долгое время трудилась в сфере энергетики, была активисткой.

— Я родилась в 1939 году и очень мало что помню с тех времен, — откровенничает Майя Полякова. — Только разве что постоянный голод. У мамы были только мы с братом. Он постарше, вот и рассказывал мне все, буквально до мелочей, настолько все запомнилось. Да и мама вспоминала многое часто. Я же до сих пор, если смотрю фильмы про блокаду, плачу… После войны нас в Борисов позвала родня, мол, вместе трудности переносить легче.

Валентина Пономаренко родилась в Ленинграде в 1935 году, о блокаде без слез не вспоминает. Ее дочь Светлана рассказывает:

— Воспоминания даются ей очень тяжело, переживает. Самое тяжелое — как она едва не умерла от болезней и истощения. Так получилось, что ее отец воевал, мачеху забрали санитаркой на Дальний Восток. Мама осталась фактически одна… Когда ее, обессиленную, переправили к бабушкам в Вологодскую область, те сумели выходить ребенка. Но сейчас, с возрастом, все сказывается на здоровье: две злокачественные опухоли, четыре операции. Сейчас мамочке 88 лет. Слава Богу, на своих ногах…

Ассе Мурашко во время блокады исполнилось 6 лет. И она очень ярко рассказывает все подробности жизни в Ленинграде в те годы: и как топили воду, и бомбежку, и как пытались эвакуироваться, и все то несъедобное, что приходилось есть, чтобы выжить. Как оказалось, военные годы буквально въелись в память — в отличие от других периодов детства… И, как всегда, старается угостить гостей, усадить за стол. Главное ведь, чтобы все были сыты…

— В нашем районе остается все меньше и меньше свидетелей той страшной войны, — подытожила Зоя Прокофьевна. — В живых 25 участников. 18 тружеников тыла… Мы должны беречь каждого, кто пережил те страшные годы, гордиться, что среди борисовчан живут люди, пережившие блокаду Ленинграда, и у нас есть возможность лично выразить им свое уважение.

Ольга ЦЫБУЛЬКО, фото автора

Like
Like Love Haha Wow Sad Angry