Продолжаются встречи, которые инициирует наша редакция по вопросам обсуждения новаций, предлагаемых в Конституцию Республики Беларусь. Темы дискуссий самые злободневные, близкие каждому белорусу. На прошлой неделе говорили о закрепление конституционного постулата о сохранении исторической памяти о Великой Отечественной войны. О норме, которая, в свою очередь, стала еще и символом 2022 года.

Бороться с интернетом

На недавнем совещании Александр Лукашенко сказал: «Мы должны защитить историческую правду». А ведь и правда, нам пытаются рассказать историю по-новому, переписать ее, исказить и фальсифицировать. Взять хотя бы события Второй мировой войны.

Почему назрела такая необходимость на самом высоком уровне, в главном законе стране закрепить этот постулат? Кому и зачем это надо?

Кирилл Ермаченко, учитель истории гимназии №2 Борисова:

– Вторая мировая война изначально начиналась как война идеологий. Соответственно, очень быстро она переросла в Отечественную. Смысл в том, что на сегодняшний день также возникают различные экстремистские настроения, которые настроены на героизацию определенных персонажей. Но они в принципе не могут быть героизированы. Например, в ситуации с украинской повстанческой армией, «лесными братьями» и т.д. Кому это надо? История – это мощное орудие. Она сильно влияет на положение и настроения в обществе. И чтобы это общество в какой-то степени расколоть, это и делается. А, в частности, Великая Отечественная война – это то, что объединяет белорусов как нацию.

Как Вы видите решение этой проблемы? Как выработать четкий механизм противостояния таким попыткам?

Кирилл Ермаченко:

– В первую очередь, это историческая правда. Преподносить историю нужно такой, какой она была. С теми же ошибками, которые мы допускали. И это будет самым лучшим вариантом решения. И здесь самая большая ответственность лежит на нас, на педагогах, как мы заложим эту правду в молодые умы, такой результат и получим.

Сергей Дакуко, учитель истории и военно-патриотической подготовки гимназии №2:

– Очень трудно бороться с интернетом. На сегодняшний день в интернете есть все. Ученики, которые были в советское время, и сейчас, очень разные. Современные дети заранее, еще до урока, просматривают альтернативные точки зрения по той теме, которая будет изучаться. Особенно это касается войны. И начинают задавать вопросы. Горе тому учителю, который не может ответить. Авторитет учителя в советские годы и теперь – это тоже две большие разности. И он должен поддерживаться на уровне государства. Не секрет, что ныне в педагогические учебные заведения конкурсы нулевые. Через время их выпускники приходят в школы. Что они могут противопоставить современному начитанному ученику?  А учитель истории должен разъяснить, растолковать и направить ученика в правильное русло.

Я работаю в школе с 1987 года. Могу сравнивать. Нынешние дети информированы, очень информированы. И общество сегодня другое. Правильно высказался коллега, история формирует умы, а в 14-17 лет – это еще не зрелые умы. Они могут поддаться любой идеологии. Было время, когда в стране свастику писали на заборах и т.д., но это же смогли все выкорчевать государственные структуры. Это я к чему? Авторитет учителя должен быть поднят еще и государством, причем на тут высоту, каким он был в прежние годы. Но при этом без личности учителя авторитета не будет. Педагог должен быть начитан. Он должен знать все.

Юлия Волкова, заместитель директора по воспитательной работе средней школы №2:

– Информации становится все больше и больше. Задача школы и педагога – помочь молодежи структурировать ту информацию, которую они получают. Мы не можем оставаться безразличными. Мы должны пытаться. Самое страшное – когда педагог безразличный.

Упор на эмоциональное восприятие

Татьяна Ковалева, учитель истории средней школы №7:

– Я очень люблю современных детей. Мне кажется, сейчас приходят такие хорошие дети! Эти дети нас заставляют работать над собой. Я сужу по себе. Я стараюсь стать лучше, чтобы повести за собой этих детей. С детьми нельзя работать от ума. Нельзя говорить просто правильные вещи, а самому так не поступать. Дети фальшь чувствуют, как никто другой. Мы все делаем большой упор на эмоциональное восприятие детьми любого события. И великой Отечественной войны в том числе. Дети должны прочувствовать тот кошмар, который пережили люди. И если мы просто назовем цифры, сухие факты – это одно. Но когда они прочувствовали – это другое. Пусть это будет музей Великой Отечественной войны, художественный или документальный фильм, история из жизни. Когда они прочувствуют, они воспримут все иначе. Я всегда использую кинофильмы на уроках по теме войны 1941-1945 годов, к примеру, про операцию Багратион. И они смотрят их, затаив дыхание. На всемирной я обязательно включаю фильм о блокаде Ленинграда, чтобы дети погрузились в те события. Мои собственные сыновья уже взрослые. Но когда были поменьше, к 9 мая я устраивала им поездки такие, чтобы они эмоционально их пережили: в Хатынь, на Курган Славы, в Красный берег. Я делаю акцент на то, что война – это геноцид и над детьми в том числе. То, что ты ярко пережил на эмоциях в детстве, то не забудется.

А знает ли современная молодежь истории своих семей, знает ли о своих предках?

Юлия Волкова:

– В прошлом году, готовясь к Дню Победы, мы дали задание детям на тему «Великая Отечественная война в истории моей семьи». Сколько же было написано историй! Сколько нарисовано рисунков, написано стихов! Дети подключили родителей. Мы потом создали сборники «Война глазами детей». И они бесподобные. Дети прочувствовали, пережили. Отсюда и результат чудесный.

Герои не закончились в 1945 году

В советские школьные годы каждый ученик знал имя Марата Казея, Зои Космодемьянской. А как сейчас?

Сергей Дакуко:

– Дети знают эти имена. В учебниках все есть. Но опять же – интернет. Мои ученики нашли информацию, что Космодемьянскую передали немцам сами же крестьяне, за то, что она хотела поджечь их деревню. Герой она или нет? Давайте порассуждаем. Тогда шла война. Даже в шахматах иногда жертвуют ферзем, чтобы выиграть. А Космодемьянская выполняла долг, приказ. Понять крестьян можно. Но тогда шла война: бывали сражения, где жертвовали дивизиями, чтобы в конечном итоге победить.

Дети задают вопрос: а Даша Домрачева – герой Беларуси? Где мерило геройства? Героический поступок – это действие и т. п., которое, рискуя свой жизнью, совершает человек (группа людей), стремясь достичь чего-либо или же спасти, сохранить, защитить Домрачева жертвовала своим здоровье? Бесспорно. Герой – это не обязательно герой войны. Герои ведь не закончились в 1945 году. Мальчишка с Мядельщины, который вынес на руках своего брата, и сам пострадал, – герой, бесспорно. И когда он совершал свой героический поступок, он ведь не думал о геройстве. Он спасал жизнь. Героев много.

Как современная молодежь реагирует на военные фильмы, события тех лет? Интересны ли Вам экскурсии на военную тематику?

Анна Аксютич и Мария Гринь, ученицы 11 класса гимназии №2:

– Мы с родителями тоже ездим в поездки по военным объектам – это и Хатынь, и Курган Славы, и Линия Сталина, совместно просматриваем фильмы, разговариваем и общаемся на военные темы. И это здорово объединяет семью.

Патриотизм – это не только героизм

Есть предложение закрепить в Конституции проявление патриотизма как долга каждого гражданина. К слову, Президент внес предложение подкорректировать работу по патриотическому воспитанию детей и молодежи с опорой на факты героических подвигов предков.

Кирилл Ермаченко:

Патриотизм – это не только героизм. О нем, как и любви, не кричат на всю страну. Это рядовая, обычная, постоянная работа на благо Родины, общества и т.д. Не обязательно совершать какие-то героические поступки, чтобы быть патриотом нашей страны.

Сергей Дакуко:

– Сразу возникает вопрос: как на законодательном уровне это будет отслеживаться? Ведь если это пропишут в Конституции, это закон, который нужно исполнять. И еще одна мысль. Раньше два вуза страны выпускали врачей, и их хватало на все больницы и поликлиники. Сегодня четыре вуза подготавливают докторов и, нонсенс, работать некому. И причину мы знаем: многие уезжают в другие страны. Чтобы иметь хороший заработок. Государство должно создавать условия для высококвалифицированных специалистов. Но мы открываем газету объявлений и что видим? Грузчик – 800 рублей. А молодой специалист, который приходит после вуза, не всегда видит такие деньги. Но если любой врач может заменить грузчика, то заменит ли грузчик врача? Отношение к элите, а это высококвалифицированные и дипломированные специалисты, должно быть соответствующим. В том числе и касательно заработной платы. Мы можем многое прописать в Основном законе, можем заставить. Но рыба ищет, где глубже, а человек – где лучше. Надо создавать условия здесь для своих людей. Растить свою элиту. Бережно относиться к ней. Уважать. Потому что это наши люди. Потерять легко. Патриотизм заключается далеко не в словах «Я люблю свою родину», он и в магазине. Вы приходите покупать какую-то продукцию и выбираете отечественного производителя. Это тоже патриотизм. Посмотрите, немцы принципиально не садятся на чужие машины. Шведы тоже ездят только на своих. Работать надо в разных направлениях. Не только в образовательной сфере, спортивной, культурной. В Конституции можно многое прописать. Но заставить любить нельзя. Человек к этому должен прийти сам.

Татьяна Ковалева:

– В свое время Рерих сказал: «Человека сначала нужно сделать цивилизованным, потом образованным, а потом культурным». И вот эта культура как некий идеал, она предполагает и патриотизм тоже. Второй момент: когда мы потеряем, мы только тогда понимаем, что потеряли. И те люди, когда уезжают из Беларуси, не всегда счастливы. Но чтобы это понять, им пришлось уехать. Я много путешествовала с детьми по миру. Это был культурный обмен: чтобы дети посмотрели, как там, и как у нас. Какие-то моменты они считали лучшими у нас, какие-то – были не против привнести к нам. Чем культурнее будут наши дети, тем шире будет их кругозор, тем лучше. Насилия быть не должно. Но и не должны мы сводить все это к каким-то бытовым вещам. Все должно быть в комплексе.

Сергей Дакуко внес предложение со стороны государства продумать вопрос об оказании помощи малообеспеченным детям на те же экскурсии, потому что не все семьи имеют финансовую возможность это делать. Или оказать помощь с транспортными услугами.

Татьяна Ковалева:

– Нельзя воспитывать людей только «на дай». Нельзя быть только потребителями. Мы должны воспитывать высшие ценности. Для того, чтобы изменить ситуацию с ребенком, нужно воспитывать и родителей: прийти в семью, поговорить по душам. О войне, ребенке, увлечениях. Поговорить так, чтобы с родителями сложились душевные отношения. И они найдут средства на все: и на экскурсии, и на помощь. И авторитет учителя всегда будет на высоте. Это и будет наш вклад в счастливую судьбу ребенка.

Государство тоже должно помогать

Кирилл Ермаченко:

– В классе, где я работаю, достаточно родителей находятся в низком социальном статусе. Есть неполные семьи, многодетные. И если мы хотим прописать на законодательном уровне обязанности, то и поддержка со стороны государства тоже должна быть.

Вопрос к молодежи: Вы понимаете, для чего мы сейчас обновляем Конституцию?

Мария Гринь:

Общество меняется, развивается. Поэтому и закон основной должен быть под стать ему.

Сергей Дакуко:

– Швейцария является родиной референдумов. Там чуть не каждый год вносятся вопросы на всенародное рассмотрение. Конечно, есть основополагающая база: свобода, права, ценности гражданина и т.д. Это должно оставаться неизменными. Но статья 15. звучит так: Государство ответственно за сохранение историко-культурного и духовного наследия… Как понимать слово наследие? С какого периода отталкиваться? Я принес с собою книгу, которую получает каждый ученик Республики Беларусь, когда ему исполняется 14 лет. «Я гражданин Республики Беларусь». Так вот здесь прописано следующее: Конституция Республики Беларусь вобрала в себя лучший опыт современного законотворчества. И это вполне закономерно, так как именно на территории Беларуси действовала одна из первых Конституций. Таким образом, наши предки внесли значительный вклад… Кто наши предки? Те, кто дорабатывают Конституцию тоже это должны понимать. Да, мы самостоятельный ли мы народ. Наша история в глубине веков. Вот базис. А как получается? Каждый ученик, начиная с 6 класса, изучает Великое княжество Литовское. А ведь было еще и Полоцкое и Туровское княжества. Вот, где наши корни. И это прописано здесь, в этой книге, которую получает каждый юный гражданин страны. Патриотизм не начинается с 21 июня 1941 и не заканчивается 9 мая 1945. Патриотизм – это и Франциск Скорина и Ефросинья Полоцкая. И про это нужно смело говорить. И тот же Владимир Коваленок – наш герой. И патриотизм не должен базироваться на голом энтузиазме. Государство тоже должно помогать.

К слову, Сергей Дакуко обратил внимание на то, что сегодня недостаточно стоящих фильмов о войне. Современных. Почему бы не снять фильм о партизанском движении, с использованием архивов, рассказывающий о буднях партизан?  И еще одно предложение – педагог предложил увековечить имя землячки Марии Комар, назвав ее именем улицу Борисова.

Диалоговая площадка прошла интересно и насыщенно. Приятно было общаться в очень компетентной и образованной, а главное неравнодушной аудитории. Эти педагоги уж точно воспитают настоящих патриотов и просто хороших людей.

Вывод дискуссии однозначный: в нашей стране делается многое, чтобы сберечь историческую память. Но чтобы не допустить забвения, стоит прописать это на законодательном уровне. В этом и суть конституционного посыла.

Анна МЕРКУШЕВИЧ, фото Ольги ЦЫБУЛЬКО

Like
Like Love Haha Wow Sad Angry
14