Пока все готовятся к приближению праздников и ждут волшебства и чудес, в семье Анашкиных из Печей оправляются от постигшего их горя – смерти 8-летнего Назара. В семье еще трое детей, двое из которых школьники. Журналисты районки навестили ребят и вручили им подарки, чтобы хоть как-то порадовать мальчишек.

В ритме футбола

Три года назад семья Анашкиных переехала из съемной квартиры в новый дом, где как многодетные получили трехкомнатную квартиру. Роман и Глеб вместе с мамой Надеждой встречают нас в холле и приглашают в комнату.

– Я учусь в 4-м классе, – представляется первым Глеб. – Люблю математику, физкультуру и труд. Мечтаю стать знаменитым спортсменом – футболистом.

Такие же планы и у старшего Романа, он учащийся 7 класса. Помимо футбола занимается еще и хоккеем в команде «Уникум». И это при том, что оба мальчишки имеют нарушения слуха и речи, живут с аппаратами.

– Ну и что? Глухота не мешает спорту, – заверяет Роман. – Это доказал тот же, Штефан Маркольф, немецкий профессиональный футболист, который играл во второй Бундеслиге со слуховым аппаратом на ухе. Он был на 90% глух. Или Джейсон Юэлла из английской Премьер-лиги, который правым ухом не слышал вообще. С детства этим спортсменам внушали, что проблемы со слухом – это пустяки. На поле зрение важнее, чем слух. Наши родители тоже постарались, чтобы мы жили, как обычные дети.

– Не все медики поддерживают занятия спортом при нашем диагнозе. Пишем расписки под свою ответственность, – признается Надежда. – Как я могу запретить им заниматься спортом, если они без мяча жить не могут. Мяч с ними всегда. Разве что ночью спят без него и на уроки не носят.

Друг по имени Ковид

Мальчишки ходят в интегрированные классы, занимаются с дефектологами. Учиться в школе им нравится, хотя, по словам Надежды, бывает тяжело, не всегда улавливают речь, особенно если педагоги говорят длинными предложениями или задают сложные в плане построения вопросы. В основном это касается устных предметов, а вот математику оба любят. Смеются, что знаменитые спортсмены должны уметь считать, в том числе деньги. Старший сын Надежды уже взрослый, служит по контракту, живет отдельно.

Пока общаемся в комнату чинно заходит черный кот.

– Это наш Ковид.

– Кто? – переспрашиваем, не сдерживая смеха, переспрашиваем мы с коллегой?

– Кот Ковид, – улыбаются хозяева. – Мы долго не могли придумать ему имя. Он не воспринимал никакие клички. Да и не клеились они к нему. Котенка мы подобрали на улице. Сразу такой хороший и милый был. А через несколько дней мы поняли какой он вредный. Обои обрывал, запрыгивал на нас, пакостил по-всякому. И у кого-то вырвалось: «Какой же ты гадкий, как ковид». Так и прикрепилась к нему эта кличка. С Ковидом мы сдружились и даже приручили его.

Откуда проблемы?

У супругов Анашкиных проблем со слухом нет, не было их и у родственников.

– Подсказали воспитатели в саду, – признается мама и объясняет: – Бывало зовем Рому кушать, он не идет. Говорим убирать игрушки, он нас игнорирует. Но, думали, характер показывает. Не сталкивались с такими проблемами и мысли не было, что это могут быть проблемы со слухом. В саду воспитатели заметили, что ему неинтересно, когда сказки читают. И мы забили тревогу. Отвезли в столицу, в специализированной больнице обнаружили, что нарушения есть. Но насколько серьезные проблемы, тогда мы не знали. Показатели менялись постоянно. И только годам к 6-ти ему поставили вторую степень по глухости. С того момента Рома на одно ушко носит аппарат. А у Глеба проблемы мы заметили гораздо раньше. И он тоже носит аппараты, но на два ушка.

Правда, как признается мама, существуют проблемы с вкладышами. По закону им они положены бесплатно. Но в Беларуси их не производят. Надежда уже неоднократно обращалась в Министерство здравоохранения по этому вопросу. Первый раз проспонсировало министерство, второй раз – столичная больница, в третий – медицинский центр.

– Мы бы и сами их приобретали, но не имеем таких возможностей – один вкладыш стоит около 50 рублей. Нам же нужны они были для троих детей, причем менять их положено каждые полгода, – признается Надежда. – У младшего Назара тоже были проблемы со слухом, к тому же, он родился с синдромом Дауна. Мальчишка многое перенес за свою короткую жизнь. Одних операций сколько было. Мы в ноябре вернулись с ним из Москвы, где прошли обследование. Там нам подтвердили, что Назар бессимптомно перенес Ковид, анализ выявил у него 64 тысячи антител. И все.

В семье Анашкиных тяжело переживают потерю малыша. И если 10-летний Глеб не совсем осознает масштабы трагедии, то Рома даже плачет.

– Недавно мы вернулись из санатория, где ребята встретили и полюбили 3-летнего мальчишку, который тоже отдыхал, но один, его мама ограничена в правах. Так они просили его забрать к нам, – не сдерживая слез, говорит Надежда.   

Уходящий год стал очень горьким для этой семьи. Бесспорно, и родителям, и детям нужно время, чтобы принять и смириться с утратой. Спрашиваем мальчиков, верят ли они в Деда Мороза. Те с улыбкой отвечают, что все подарки приносят родители или знакомые, но тем не менее, подобные приятности они любят. А уж от конфет и сладостей ни за что не откажутся. Мы, в принципе, на это и рассчитывали. И не ошиблись.

Анна МЕРКУШЕВИЧ

Like
Like Love Haha Wow Sad Angry
1