Ольге Николаевне Орлёнок сегодня исполнилось 95. Но назвать ее старушкой я просто не могу — язык не поворачивается! На мой удивленный взгляд эта красивая, ухоженная, стройная женщина отвечает улыбкой: к такой реакции людей при знакомстве она уже привыкла.

Мы общаемся в уютной гостиной. На столе в чашках ароматный чай. Не обычный, из трав. Их хозяйка сама собирает, сушит и составляет особенные сборы. Замечает мельком: «У врачей за всю жизнь была трижды, когда детей рожала. А так вот травки завариваю».

И начинает повествование. Каждая фраза — как кадр из киноленты. Знаете, такой черно-белой, с мелькающими крапинками и черточками на экране…

Расколотая юность

— Родилась я в деревне Подберезье Крупского (ранее Холопеничского) района. В школу там ходила. Окончили мы в 41-м семь классов, собрались с друзьями на речке отметить это замечательное событие: получили справки — теперь совсем взрослые! Танцуем, поем. Веселые, счастливые. А тут приезжает односельчанин и кричит: «Война началась!».  Дня через три по дорогам загрохотали немецкие обозы. Сидим по домам, страшно. Так и разделилась жизнь на две части…

В семье Макрицких росло семеро детей. Старшие сестры, Валентина и Юлия, к началу войны закончили 9 и 8 классов. А в лихолетье вступили в подпольную организацию в деревне Осово на озере Палик, помогали партизанам бригады «Дяди Коли». Кто-то из комсомольцев-одноклассников устроился «служить» в полицию в д. Хотюхово — ребята боролись с врагом, как кто мог, вели подрывную деятельность изнутри. Через них сестры доставали патроны и относили партизанам.

В 1943-м Валюша вместе с подругами готовилась к спецоперации: отец одноклассницы работал ветеринаром и дал девушкам отраву, чтобы те подсыпали в котел с едой для фашистов и полицаев. Так случилось, что у одной комсомолки брат служил в полиции, да не для отвода глаз, а был настоящим нацистским прихвостнем. Та девушка кровного родственника пожалела и предупредила, чтобы не ел из котла. А он их предал…

Мы тогда безо всякой связи были и, что где делалось, не знали. Вот сидим у себя в Подберезье. Вдруг налетает немцев целая туча, избу окружили, Валю схватили и увезли. Держали сначала месяца два в тюрьме в Хотюхово. Понесла я ей передачу. Немцы, как только меня заметили, задержали и тоже бросили в тюрьму. Попала я в камеру, где уже было 12 человек. Сижу возле окошка, плачу. Смотрю, а по двору одноклассника ведут — пистолет к затылку. На расстрел… Ну, думаю, и мне конец.

Но неожиданно меня выпустили. До сих пор не знаю, почему. Видно, судьбой мне было предначертано — жить. И жить долго…

Сестру перевели в борисовскую тюрьму. А потом узников куда-то вывезли. Мы так и не знаем, что было потом с нашей Валечкой. Уже в мирное время пытались разыскать — безуспешно: отовсюду приходил один только ответ: в списках значилась как подпольщица.

«Счастье, что не постреляли…»

Юная Ольга всю войну провела в своей деревне. Помогала партизанам. Вспоминает:

— Как-то понесла им в Осово патроны, которые достали комсомольцы-подпольщики. Идти в одну сторону надо было 6 километров. Боялась до полуобморочного состояния, но все же шла. Добралась благополучно.

Партизаны тоже к Макрицким домой приходили. И беглые советские военнопленные останавливались, прятались. В деревне об этих опасных связях семьи знали, и оттого еще страшнее было. Особенно опасались старосту, работавшего на фрицев. Тот постоянно следил за всеми, в том числе за детьми, сам караулил у их дома в надежде лично поймать гостей из леса.

— И сдал-таки фашистам! — в голосе Ольги Николаевны гнев и обида. — Те приехали, из дома забрали все, что только можно было, — даже вязанку лука со стены сняли. Корову зарезали — у единственных из деревни. Счастье, что не постреляли нас… Сестру Юлю немцы угнали в Германию. После многолетних мытарств девушке удалось вернуться на родину.

Женщина замолкает. А потом тихонько так: «Тяжелое детство было… Плакать очень хочется…». И мои слова о том, что все плохое давно закончилось, — малое утешение, сама понимаю…

Перспективная оказалась самоучка

— После войны в нашей деревне организовали колхоз, назывался он «Новая жизнь». А ведь мы ее, жизнь, и правда с нуля начинали строить, — продолжает рассказ собеседница. — Моего отца, Николая Филимоновича, выбрали председателем. Он и научил меня основам работы счетовода. Приход, расход, трудодни — считала, записывала, в конце года подводила итог (от количества трудодней зависело, сколько колхознику положено зерна). Потом произошло объединение трех колхозов в один, меня перевели заместителем главного бухгалтера.

А затем Ольга перешла работать в Холопеничи — там уже начисляла налоги. Основным налогом для крестьян в то время был т.н. натуральный сбор, когда платежи взимались со всего, что выращивалось в хозяйстве.

Девушка была добросовестным работником, очень общительная, дружелюбная, активная. А пела как! «Я со сцены не сходила, во всех маевках участвовала», — вспоминает. Ее заметили в местном райкоме комсомола. Первым секретарем был Петр Петровский, бывший комиссар партизанского отряда им. Щорса, который знал и о смелости девушки — по военному времени. И Ольгу пригласили на работу в райком — заведующей сектором учета.

Через семь лет последовало объединение Холопеничского и Крупского районов. Перспективной работнице предложили в новый райцентр — отказалась в пользу семьи: ее муж в то время уже работал участковым инспектором милиции на Борисовщине. Поселились в Моисеевщине, где долго работала бухгалтером совхоза «Кировский», а потом в сберкассе. Кстати, руководство Беларусбанка ее, своего ветерана труда, поддерживает, за что Ольга Николаевна очень благодарна.

Семья — это важно!

— Мы с моим Леонидом Васильевичем родом из одной деревни. Он тоже, как и я, из большой семьи, — рассказывает собеседница, и взгляд становится таким теплым-теплым. — Так с ним и перебрались в Моисеевщину. Родили трех дочерей.

Муж умер в 60 лет. Пожила Ольга Николаевна одна в Моисеевщине еще пять лет, погоревала, да и согласилась переехать к детям. И вот уже почти 30 лет с ними в Неманице.

— Большая семья теперь у меня! Три дочери, шесть внуков и пять правнуков, — говорит с гордостью. — Младшая дочь, Валентина Леонидовна, почти два десятилетия руководила школой в Неманице — сменила на этом посту своего супруга, Ивана Федоровича, который тут директорствовал 16 лет. Старшая, Тамара Леонидовна, окончила факультет прикладной математики БГУ, после вуза до пенсии работала на приборостроительном заводе. А средняя, Наталья Леонидовна, живет в Азербайджане, 40 лет отработала художником-оформителем во Дворце культуры.

 И внуки тоже все выучились: есть среди них и педагоги, и мастер леса, и стюардесса, и юрист, и торговый работник. Словом, все при деле, работящие. Хорошие!

В чем секреты?

Ольга Николаевна не перестает удивлять. Как в молодости была модницей, так ею сейчас и остается. И наряды себе по-прежнему сама шьет! И возле плиты до сих пор — настоящий шеф-повар! Своих домашних потчует не обычными бутербродами, а голубцами, котлетами, борщом да пирогами. И это в 95 лет то! Красота во дворе (как же много тут цветов!) — тоже ее заботливых рук дело.

— Наша мама — мудрая и очень добрая женщина, — говорит Валентина Леонидовна Коротыш. — Знаете, к нам в дом очень любят соседи приходить. И идут специально с мамой поговорить: кто-то — чтобы просто высказаться, душу облегчить, другие — за советом. Всех выслушает, рассудит, подскажет.

А еще Ольга Николаевна любит читать. Показывает стопку книг:

— Вот, одну заканчиваю — вторую начинаю. И газеты обязательно читаю. Слежу за всем, что происходит в мире. Я же все-таки современный человек — надо быть в курсе всех событий!

В конце встречи моя собеседница раскрывает секреты своего долголетия (признаться, я ждала их с нетерпением):

— Делаю самомассаж, не пропускаю ни одного дня. Стараюсь побольше двигаться, ведь давно известно: если старик заляжет — все, больше не поднимется. Поэтому надо над собой работать! Не пью лекарств — только травы. Ну, и еще один «ингредиент» — ложечка коньяка ежедневно. Но это все же не главное. Я никогда не была злая и никого не осуждала. Берите с меня пример и живите долго!

P.S. Маленький отрывок нашей беседы с согласия Ольги Николаевны я разместила в профиле @tochka_na_karte в TikTok. Ясный ум, позитив, красота и мудрость нашей землячки взорвал интернет: за несколько дней — более полумиллиона просмотров видео и тысячи поздравлений с юбилеем, слов восхищения и теплых пожеланий получила Ольга Орлёнок. Редакция «А» также присоединяется к поздравлениям. Живите долго и счастливо, дорогая Ольга Николаевна!

Светлана ЧЕКАЛОВА,
фото автора и из семейного архива Ольги ОРЛЁНОК

Like
Like Love Haha Wow Sad Angry
1