Как сообщает МЛЫН.BY, коронавирус сильно изменил привычный уклад жизни не только у отдельных граждан Беларуси, но и целых отраслей. Среди самых «пострадавших» — общепит и гостиничный бизнес. Быстро выяснилось: в Беларуси — избыточные мощности не только по производству тракторов и карьерных самосвалов, но и производству «гостеприимства»…

Тем не менее, цифрам в СМИ, как говорит председатель Республиканского союза туристической индустрии Филипп Гулый, «похоронивших» отельный бизнес в стране, (50% флагманов гостиничного сектора по итогам 1 квартала 2021 года — убыточны, еще 39% имеют околонулевую рентабельность), особо верить не стоить…

Почему нет веры цифрам

Получить для оперативного анализа развернутые цифры в отношении гостиничного бизнеса даже Белстату не под силу. Тем более — туристическим ассоциациям и союзам. Причина — банальна. Над отелями нет единого республиканского регулирующего органа. И это — основная проблема туриндустрии.

Объекты размещения гостей (отели, гостиницы, санатории, пансионаты и пр.) подчиняются исключительно своим владельцам. Это — либо ЖКХ от имени местных властей, либо различные холдинги как Управделами президента или профсоюзов, иногда министерства, ведомства и пр. То есть никто над отелями работу по системному развитию, кроме их прямых владельцев, не ведет и никто этот рынок не регулирует. По правилам торговли они относятся к МАРТ; а, к примеру, санатории, которые ведут оздоровление и лечение, могут по виду деятельности быть подконтрольны Минздраву; отдельная песня — профсоюзные здравницы… Как следствие — никто в стране не имеет целостного представления об отрасли, которое бы позволило на республиканском уровне анализировать ситуацию, понимать, куда и как ее развивать, что ей мешает. А Министерство спорта и туризма такими полномочиями не обладает на сегодняшний день. И поэтому цифры, которые мы видим, — фрагментарны. Относить их абсолютно ко всей отрасли нельзя. Это — фундаментальный момент: нет оперативной аналитики — нет оперативного реагирования на проблемы.

Коронавирус и внутренний туризм

А вот здесь все однозначно. Пандемия буквально «пилой» поделила объекты размещения на два типа: на проблемные и перспективные. Она дала колоссальный рост внутреннего рынка, белорусы стали в разы больше ездить по своей стране и отдыхать. И ключевое слово здесь — отдыхать. Почему? — потому что городские гостиницы (а большинство гостиниц находится именно в городах), рассчитанные на познавательный туризм, а не на туризм ради отдыха, в одночасье стали проблемными. Они простаивают и находятся в жёсткой конкуренции.

Те же гостиницы, что находятся на природе, в зоне отдыха, востребованы очень даже неплохо. И, по словам Филиппа Гулого, они сегодня трансформируются и смещаются в область резорт (отель + места, где можно отдохнуть: от спа-салонов до конных, вело и пеших эко-троп), заточенных под отдых. Именно эти объекты, расположенные на природе, где можно активно (да и пассивно) отдохнуть, не только выживают, но и развиваются, и даже показывают рост.

Но и здесь у нас засада: внутренней емкости рынка все равно недостаточно, чтобы наполнить всю ту инфраструктуру, которая есть, и которая может появиться в ближайшие годы. Объектов размещения гостей и ее инфраструктура значительно превышает емкость внутреннего рынка. То есть предложения в разы больше спроса.

А на редкий высококачественный продукт наоборот: овербукинг (ситуация, когда количество забронированных номеров превышает количество доступных номеров) и рост цен. Если обо всем этом сказать максимально упрощенно, то белорусская индустрия туризма — экспортоориентированная. Без открытых границ, без хорошей логистики и без иностранных туристов данная отрасль не будет генерировать серьезные деньги, с помощью которых можно будет развиваться.

Спасибо «Белавиа»

С городскими гостиницами, коих в стране более 80 % от общего количества отелей, и которые заполняются в основном не белорусскими гражданами, в этом году ситуация несколько лучше прошлогодней. Несмотря на то, что в прошлом году первый квартал показал колоссальный рост по всем объектам проживания гостей), но оставшиеся три квартала все равно опустили общие цифры в пол. В 2021 году такого «золотого» квартала нет, но по отношению ко второму кварталу прошлого года динамика роста все равно наблюдается. По некоторым отелям загрузка за первые 4 месяца была меньше 20 %, тем не менее, в апреле загрузка увеличилась до 30 % (в сравнении с 2020 годом). Здесь, в первую очередь, следует обращать внимание на динамику. Совсем небольшой рост получился за счет командировочных белорусов. Основную же прибавку дала возможность путешествий с ПЦР-тестами. И следует отдать должное «Белавиа», которая добилась широкой полетной программы во множество стран мира. И особенно — в несколько городов Российской Федерации. Это ключевой момент. Именно «Белавиа», которую критикуют за дорогивизну билетов, привезла к нам массу не только зарубежного командировочного люда, но и зарубежных туристов.

Беларусь — единственная страна, которая, кроме Москвы и Питера, «летает» еще в Калининград, Нижний Новгород, Казань, Ростов, в Самару и Екатеринбург. На подходе Краснодарский край. В этом году полетная программа по РФ может превзойти то, что было до ковида. Ведь ключевая роль в загрузке отелей — логистика. Есть логистика, будет и загрузка. Но одной «Белавии» — недостаточно: загрузка гостиниц, о которой мы обмолвились, — недостаточна. Она помогает выживать, но не развиваться.

Проблемные гостиницы не консервируют

Все понимают: законсервировать гостиницу — значит похоронить ее. Да, технически проблем не будет: уволить людей, закрыть двери, остановить лифт, отключить канализацию, водоснабжение, теплоснабжение. Но процесс по консервации объекта и его последующей расконсервации будет значительно дороже, чем простое поддержание функционирующего объекта. И это тоже — проблема. Гостиницы постоянно требуют оборотных средств. Хотя бы тот минимум, который позволит платить налоги, за услуги ЖКХ, зарплату людям.

Гостиница — это дом, а не денежное дерево, которое генерирует само по себе деньги. В гостинице деньги появляются лишь тогда, когда есть проживающий. Нет людей — нет и денег.

Но говорить о налогах на землю и недвижимость здесь смысла нет. Не потому, что они высокие, а потому, что они подсчитаны вперед, в них нуждаются местные власти, они распределены по каким-то статьям. То есть серьезного послабления с налогами отельный бизнес не ждет, но позитив есть. Ряд районных (и областных) властей, воспользовались Указами 143 и 178 и облегчили участь региональных гостиниц. Такого отношения хотелось бы — в массовом варианте. Чтобы — все отели, а не один-два на область.

Гостиницы ЖКХ

Говорит о том, что легче сегодня выживают гостиницы ЖКХ, управляющие ими от имени исполкомов (за счет своей воды и тепла) нельзя… Потому что понять — действительно ли так — невозможно. Ведь у многих гостиниц ЖКХ нет даже собственных расчетных счетов. А значит, нет и объективной информации, что там убыточно, что там рентабельно. Более предметно о гостиницах ЖКХ можно говорить лишь в контексте того, за счет чего им было бы легче жить. За счет того, что ЖэКэХашная часть индустрии гостеприимства нуждается не столько в оптимизации, сколько в унификации и в универсализации.

О гостевом росте ДОковида

В Беларуси около 500 гостиниц. А если брать все объекты размещения, включая санатории, пансионаты и пр. — свыше 1500. Номерной фонд только по Минску насчитывает под 60 тыс. номеров. Более чем достаточно. Тем не менее, до пандемии в стране остро не хватало отелей эконом-класса. Тогда стояла задача выстраивать недорогие, желательно двухзвездочные гостиницы, по примеру отельной системы «Bed and Breakfast» или ее аналога французских отелей Ibis. Нечто похожее в Минске — сеть отелей «Time»: комфортные, уютные, а главное недорогие.

Подобные проекты были бы хороши во всех областных центрах. И особенно на трассах М1, М6 (Минск — Гродно) и М10 (проходящая с востока на запад по территории Гомельской и Брестской областей, соединяя между собой районные центры Полесья). Там, где их не хватает. Но такие планы хороши были до пандемии. Сегодня этот проект оказался бы не востребован.

В то же время, в туристических бизнес-ассоциациях и союзах понимают, что что 2024 году о пандемии или забудут, или все мы будем передвигаться в противогазах. Буквально: мы адаптируемся. Жизнь наладится. И транзитный поток пассажиров через Беларусь между Европой и Россией, между Скандинавией и Прибалтикой и Украиной вновь восстановится.

И тогда транзитные гостиницы потребуются. Поэтому шаги руководства страны по безвизу и по безвизовым зонам в Бресте и в Гродно дали феноменальный туристический рост. Особо порадовало даже не то, что объекты размещения гостей были загружены, а то, что «загружено» было все: от государственных музеев до частного бизнеса, который отошел от древних туристических программ и маршрутов к продукту, востребованному польскими и литовскими туристами. Появились меню на польском и литовском языке, стали готовиться блюда быстрого приготовления… Когда есть возможность заработать, белорус учится очень быстро.

2024

2024 год часто упоминается в туристической аналитике. Это банальное умозаключение туристических экспертов и туристических союзов Беларуси, Австрии, Турции, России, Австралии, Польши, которые исследуют бизнес-модели этого рынка. 2024 год для всех — некая реперная точка, которая может позволить понять, куда мы идем.

Прошлые прогнозы этих экспертов сбывались на 100 %: в критериях потребления на каждом рынке, в каналах дистрибуции, в росте межрегиональных связей… На основе таких анализов, бизнес-союзы предпринимают некие шаги. К примеру, в самый разгар пандемии в июне прошлого года между Албанией и Черногорией с одной стороны и Беларусью с другой завязалось авиасообщение, выстроили связи и туризм трех стран заработал.

По мнению Филиппа Гулого, в 2024 году произойдет полное восстановление и начало функционирования уже нового рынка, с новой логистикой, по новым критериям. В новой «картинке» из общего трека выпадают городские гостиницы. Все маркеры этого трека говорят об этом: ИП, которые занимались транспортной перевозкой, трансферами, оказались в тяжелой ситуации; для платежей по кредитам, многие распродают машины; туристов нет; экскурсий нет, гиды тоскуют. Как и торговый бизнес, завязанный на туризме, тоже страдает.

Но зато, все, что связано с отдыхом на природе — агроусадьбы, санатории, спа-комплексы, природные рестораны, те кто обустраивает зоны отдыха вдоль аква-территорий, — они неплохо живут. Сегодня оказались очень востребованы недорогие лизинговые продукты российского производства под инфраструктуру речных и озерных пляжей. А еще востребованы зоны барбекю, байдарки, обустройство конных и вело-троп и многое другое.

Долгие дешевые деньги

Все вышесказанное складывается в один пазл, который называют новой экономикой; локализация-инфраструктура-экспорт. Люди на местах, в регионах должны зарабатывать на туризме. Для этого им нужны знания, дешевые долгие деньги. А еще — научится быть улыбчивыми и услужливыми.

Кстати о дешевых долгих деньгах. В Беларуси это всегда — нереально. О госсубсидиях и дешевом банковском капитале можно даже не говорить. Безденежье особенно обескураживает, когда видишь, как деньги тратятся в России. Насколько эффективно — непонятно, но —энергично и динамично. Огромные ресурсы идут на развитие российской инфраструктуры. В Беларуси это в принципе невозможно. Поэтому следует привлекать иностранных инвесторов. Либо создавать льготы и поблажки тем, кто занят развитием туризма. Потому что туризм — не в области и не в столице. Туризм сегодня — это мировой тренд — в регионах. Именно там нужны деньги.

На крупные города внимания обращать не надо. Пусть владельцы гостиниц и отелей ломают голову. Включая банки, которые сегодня тоже за долги владеют чьими-то гостиницами.

Причем гостиницы в регионах должны быть с профилем отдыха: недалеко от озера, с эко-тропами, хорошими лесными районами… Чтобы люди могли отдыхать и релаксировать.

Часто приходится слышать, что белорусам не хватает моря и солнца. Но мировой тренд сегодня направлен на восстановление организма, на борьбу со стрессом, эмоциональным выгоранием. И здесь природный «зеленый» фактор более важен, чем море. Кто бы что ни говорил, но резорта с лесом и инфраструктурой в мире гораздо меньше, чем резорта с морем. И стоит лес дороже.

Природный фактор в Беларуси прекрасный. Нужна инфраструктура. Должно быть комфортно. А для этого нужны деньги. Хотя бы в виде налогового вычета, который позволит распределить ресурсы, чтобы помочь людям на местах, в регионах, выстроить туристическую инфраструктуру.

Принцип придуман не у нас. В России. Но он там не прижился. А с началом пандемии по такому пути пошли итальянцы, японцы и исландцы.

Что такое налоговый вычет? Когда у государства нет денег, чтобы поддержать конкретные проекты, то деньги находят в другом месте. Задача стоит так: направить людей туда, где нужны деньги внутри своей страны.

К примеру. Вы приходите к работодателю и говорите, что хотите отдохнуть на Браславщине. А ваш коллега хочет отдохнуть на Лоевщине. И работодатель путевку на Браслав оплачивает из расчета 30 % стоимости путевки, в Лоев — 90 % стоимости. Потому что в Браславе туризм развит, а на Лоевщине нет. А если вы поедете в Турцию или Египет, вам никто не поможет.

Что в итоге? Работодатель потратил деньги на своих сотрудников. Но одновременно недоплатит налоги на ту же сумму. Это не самая простая система. Фискальной системе эта идея явно не понравится. Но если нет капитала дешевого, надо выдумать всякие хитрые способы.

***

Цифры

  • Сегодня в индустрии туризма Беларуси занято около 50 тыс. человек. До пандемии было 70 тыс. Вместе с семьями это — около 200 тысяч человек.
  • В Беларуси 18 тыс. людей работает в санаторном бизнесе. В гостиничном — около 9 тыс.
  • В стране больше 1 тыс. экскурсоводов.
  • Около 3 тыс. человек заняты с транспортным обслуживанием туристов.
  • Около 2 тысяч человек в туризме — аниматоры, полевые инструкторы, креаторы.

Автор статьи: Владимир Орехов
Автор фото: архив МЛЫН.BY и из открытых интернет-источников

Like
Like Love Haha Wow Sad Angry