Территорию Беларуси в годы оккупации покрывала целая сеть мест принудительного содержания людей. По существующим сведениям здесь действовало около 200 лагерей, 166 гетто и 68 тюрем. И, конечно, нельзя не вспомнить лагеря смерти Тростенец, Озаричи и другие, где нацисты уничтожали местных жителей всех возрастов.

Фабрики смерти

Несколько концлагерей было и на Борисовщине. Один из них существовал в залинейном районе напротив бумажной фабрики «Профинтерн» (ныне УП «Бумажная фабрика» Гознака). Здесь одновременно содержалось около 1500 человек. Это был трудовой пересылочный лагерь, в то же время лагерь смерти. Покрепче и поздоровее узников эшелонами отправляли в Германию, другие задействовались на различных работах. Слабых и больных уничтожали, трупы увозили за город.

28 июня 1944 года в борисовском лагере произошла кровавая трагедия. Отступая под ударами Красной Армии, фашистские изверги расправились с узниками. Сначала отобрали детей и женщин. Часть из них закрыли в бараках, а более 250 человек погнали к Березине, загнали на баржу, облили ее горючей жидкостью и сожгли. После этого немцы покончили с теми, кого оставили в лагере, — мужчин расстреляли, оставшихся женщин и детей сожгли в бараке.

Из 1500 узников в живых осталось 432. Эти люди в большинстве своем были ранены и остались живы, потому что оказались завалены трупами погибших.

В годы Великой Отечественной войны народ Беларуси понес огромные материальные потери, но главное — это человеческие жертвы. За время оккупации гитлеровцы сожгли более 9000 белорусских деревень, многие вместе с жителями. Такое нельзя забыть и спустя годы.

Их детство началось… с войны

Впервые в истории войн преступления агрессоров против несовершеннолетних стали элементом государственной политики — их убивали, сжигали, онемечивали, у них брали кровь, над ними проводились эксперименты. Дети становились узниками концлагерей, тюрем и гетто, их использовали как заложников в маршевых колоннах отступающие фашистские войска. По некоторым данным в Германию было увезено 24180 белорусских детей.

Бывшие малолетние узники фашизма, прошедшие через зловещий конвейер смерти и чудом оставшиеся в живых, являются последними свидетелями тех страшных событий.

В том, что никто и никогда не сможет стереть прошлое из памяти, уверен Сергей Болотин, председатель Борисовкой РО общественного объединения «Белорусская ассоциация бывших несовершеннолетних узников фашизма» (БАБНУФ).

— Память – это больше, чем взгляд в прошлое, — говорит он. — Тот, кто знает и помнит свою историю, сможет извлечь из нее уроки. По состоянию на 9 января на Борисовщине проживало 169 бывших малолетних узников, а в прошлом году было 213. Сейчас это больные и немощные старики, у которых война отобрала здоровье. Но мы многое помним… И стараемся передать суровую правду о пережитом потомкам, чтобы подобная трагедия никогда не повторилась.

 Сергей Петрович — ровесник войны. О жизни в концлагере знает по воспоминаниям близких. Родился в Брянской области. Когда в родную деревню пришли каратели, ему было 18 месяцев.

— Согнали в одно место жителей пяти деревень, около 300 человек, — рассказывает он. — Больше 20 человек, чьи родственники участвовали в партизанском движении, по указке полицаев на глазах у всех расстреляли. Остальных, среди которых были мать со мной на руках, старший брат и две сестры, отправили под Брянск, в поселок Урицкий, в лагерь… Это было в октябре 42-го. Сестра рассказывала, что мама, не зная, что с нами будет дальше, даже хотела оставить меня у дороги, но не смогла, вернулась и забрала. Старший брат погиб — хотел совершить побег и был расстрелян фашистами… Отбили советские войска нас весной, когда немцы погрузили узников в вагоны и отправили в Курскую область, чтобы сделать из людей живой щит, как в Озаричах. Идя назад, побирались по деревням, на полях собирали остатки урожая… В родной деревне долго жили в землянке. С военного времени хорошо помню только, как не признал отца, вернувшегося с фронта, выгонял его…

Помнит Сергей Петрович и о том, как после войны всем селом люди помогали друг другу строить дома, как поровну делили мясо лошади, которая пала от голода, как собирали на суп крапиву и щавель, как тяжело трудились дети — он и его ровесники…

 Позже, после окончания восьми классов, он поступил в лесотехнический техникум, долгое время работал на Севере. Вместе с супругой вырастили двоих сыновей. По прошествии лет переехал жить в Борисов: доктора посоветовали сменить климат. Трудился на Лошницком свинокомплексе. Но через несколько лет снова вернулся к своей профессии — лес позвал.

Сергей Петрович долгое время возглавлял первичную организацию ветеранов войны и труда в Лошнице, а около года назад принял руководство певичкой БАБНУФ.

— Последних свидетелей войны становится все меньше, — говорит он. — Хотелось бы их поддержать. И дело вовсе не в каких-то материальных благах, а в том, чтобы объединить людей. Мы много сегодня говорим о патриотическом воспитании молодого поколения. А ведь оно и в том, чтобы сохранить нашу историю.

***

Среди послевоенных ударников труда, героев освоения Севера, целины, космоса, создания ядерного щита страны было немало бывших малолетних узников фашистских концлагерей. Их заслуги отмечены государственными наградами.

Для многих наших современников война — далекая история, но сохранение памяти о подвигах защитников Отечества, о жертвах фашизма – дело чести и священный долг каждого.

Подготовила Ольга ЦЫБУЛЬКО, фото Юрия АБРОСЬКИНА

image_pdfimage_print
Like
Like Love Haha Wow Sad Angry