Признание детей находящимися в социально опасном положении (более привычна нам аббревиатура — СОП) многие воспринимают как вид наказания, некое клеймо. Так ли это? Какие семьи могут попасть на учет как социально неблагополучные? И все же что это — кара за проступки родителей и детей или государственная помощь, направленная на то, чтобы помочь справиться с проблемой, не разлучить ребенка с мамой и папой? В этом непростом вопросе нам помогла разобраться начальник ИДН Борисовского РУВД Наталья Ермолинская.

Задуматься есть над чем: по состоянию на 1 февраля текущего года в Борисовском районе 447 несовершеннолетних из 241 семьи были признаны находящимися в социально опасном положении. В прошлом году у 16 нерадивых родителей было отобрано 30 детей (возвращены 14), возврат несовершеннолетних в биологические семьи составил 39%.

Как семья становится «соповской»

До 2019 года постановкой детей на учет СОП занимались в учреждениях образования: рассматривали различные ситуации на советах профилактики и выносили свой вердикт. После выхода в свет постановления
№ 22 Совета Министров решение стали принимать координационные советы, организованные при исполкомах. Кстати, даже если ребенка признали находящимся в социально опасном положении, а родители с этим не согласны, решение можно обжаловать.

— На учет попадают дети, чьи родители не удовлетворяют основные жизненные потребности ребенка в пище, образовании, диагностике и лечении, — комментирует Наталья Борисовна. — Особое внимание уделяется тем семьям, в которых родители ведут аморальный образ жизни и не контролируют поведение детей, что приводит к проблемам с законом, либо злоупотребляют своими правами, жестоко обращаются с детьми, в связи с чем имеет место опасность для их жизни и здоровья. Отмечу, что в нашем районе большинство семей, поставленных на учет СОП, — те, в которых между родителями неоднократно происходили  семейно-бытовые конфликты. Нередко у них дома имеется все необходимое для жизни и развития детей. И как правило, мать и отец, осознав ошибку, в дальнейшем конфликтов не допускают. Единичны случаи постановки на учет как неблагополучные, когда сами дети неоднократно привлекались за административные правонарушения либо совершили какие-либо преступления, но не достигли возраста наступления уголовной ответственности. Например, есть неполная семья, где десятилетний сын часто совершает кражи. Мама характеризуется положительно, не злоупотребляет алкоголем, заботится о ребенке: у него есть все, что позволяют финансовые возможности родительницы. А вот  поведение сына она изменить не может…

А порой случается, что в неприятные ситуации дети попадают по незнанию.
Как-то 17-летний подросток из благополучной семьи совершил преступление: путем несанкционированного доступа к компьютерной информации взломал страницы пользователей соцсетей, разработал вредоносную программу.

Все семьи, находящиеся в СОП, — под постоянным патронатом ИДН. Их приглашают на заседания координационного совета, ОПОПов для бесед, посещают в ходе рейдов.

На путь исправления

—  Наша цель не наказать, а помочь родителям нормализовать отношения, стать на путь исправления, — рассказывает начальник ИДН.  — Ведь когда семья ставится на учет, ей уделяется более пристальное внимание всеми субъектами профилактики, которые помогают, направляют, подсказывают. Принимая эту помощь, в течение полугода можно добиться снятия с учета. Многие боятся, что у них могут забрать детей. Это тоже не совсем верно: если ребенка признают находящимся в СОП, из семьи его сразу не забирают: проводится социальное расследование по каждой отдельно взятой ситуации.

Сигналом для того, чтобы на семью обратили внимание компетентные органы, а учреждения образования начали социальное расследование, становится то,  что родители нигде не работают, злоупотребляют алкоголем, дети не посещают садик, не ходят в школу, и даже… долг по коммунальным платежам. В  последнем случае компетентные органы, конечно, также  тщательно разбираются, ведь такая ситуация может возникнуть не потому, что родители ведут аморальный образ жизни, а из-за материальных проблем.

Семья — приют… Семья?

Но, к сожалению, порой случается так, что родители не заботятся о своих детях.  Мне вспоминается история приютского мальчика, о котором когда-то рассказывали коллеги, — в двухлетнем возрасте он умел уже варить макароны: себе и всегда пьяной маме. И рассказы самих ребят, что в приюте хорошо — тепло и кормят…

Ненадлежащие условия проживания детей, аморальный образ жизни родителей, отсутствие еды в доме приводят к неизбежному: детей забирают. Сначала — на полгода. И на многих это действует отрезвляюще, заставляет взглянуть на свою жизнь по-другому.

— У нас есть положительные примеры, когда родители, оставшись без детей, пересмотрели свое поведение, образ жизни, — рассказывает начальник ИДН. — Например, один папа, сельский житель, закодировался, устроился на постоянную работу и вернул себе маленьких сына и дочь, осуществляет за ними должный уход. Мать, к сожалению, родительских прав была лишена — алкоголь оказался крепче желания сохранить семью.

 Детей не просто изолируют от нерадивых родителей. В течение полугода все заинтересованные структуры плотно работают с семьей, чтобы ребята вернулись домой. В каждой конкретной ситуации составляется индивидуальный план работы по защите прав и законных интересов несовершеннолетних, то есть контролируются действия, которые должны выполнить взрослые, чтобы вновь жить с детьми. Например, закодироваться, устроиться на работу и не совершать прогулов, сделать ремонт в доме… На протяжении этого времени нерадивых родителей приглашают в комиссию по делам несовершеннолетних: правоохранители должны убедиться, что они стали на путь исправления. К тому же, как только ребенок изымается из семьи, отец и мать автоматически становятся обязанными лицами, то есть должны возмещать расходы, затрачиваемые государством на содержание их детей, находящихся или находившихся на государственном
обеспечении.

— Семье предлагают разные виды помощи, но прежде всего обязанность родителей — выполнять рекомендации, которые им даны, — продолжает Наталья Ермолинская.  —  Тем не менее, мероприятия, которые включены в план, осуществляются путем межведомственного взаимодействия: по месту работы, с коммунальщиками, с ТЦСОН,  учреждениями образования.  Они оказывают необходимую помощь: материальную, юридическую, психологическую, социальную. Это необходимо для того, чтобы  семья была выведена из сложной жизненной
ситуации.

По истечении шестимесячного срока принимается решение: либо дети возвращаются в лоно семьи, либо органы опеки обращаются в суд с ходатайством о лишении родительских прав. Это крайняя мера, к которой прибегают, когда родители не пытаются исправить ситуацию.

Узнать о неблагополучии

— Источники, из которых мы узнаем о социальном неблагополучии в семьях, разные, — говорит Наталья Борисовна. — К нам поступает информация из милиции о семейно-бытовых конфликтах, о чем мы незамедлительно информируем управление по образованию Борисовского рай-исполкома. А оно проводит социальное расследование с целью выявить, есть ли у семьи признаки СОП. От участковых медсестер и врачей, которые навещают семьи, в том числе и с патронажами, от работников сельсоветов, соседей, неравнодушных граждан. Часто такие звонки не анонимные.

Был случай в городе: обеспокоенная бабушка и звонила, и писала, что в семье ее дочери, которая воспитывала пятерых детей, не все благополучно. В первый раз, когда мы выехали по адресу, явных признаков СОП не выявили. Но старушка настаивала. И в ходе дальнейшей работы действительно вскрыли проблемные вопросы, которые привели к тому, что дети были изъяты из семьи. Долго работали с матерью, но  она злоупотребляла алкоголем и, к сожалению, на путь исправления не стала. Дети остались под опекой государства.

СОП — не приговор

— Сложилось неправильное понимание признания ребенка находящимся в социально опасном положении, — убеждена начальник ИДН. — В трудную жизненную ситуацию может попасть любой человек. Бывают случаи, когда люди боятся обратиться за помощью, потому что думают, что ребенка признают находящимся в СОП и отберут. Но в реальности это не так. Семьи ставят на учет не для того, чтобы наказать или пристыдить, а для того, чтобы протянуть руку помощи. Согласитесь, лучше поработать с родителями, чтобы устранить все проблемные моменты, защитить права несовершеннолетних, действовать на опережение и не довести  ситуацию до крайнего неблагополучия, когда уж действительно придется забрать детей…

Ольга ЦЫБУЛЬКО

Like
Like Love Haha Wow Sad Angry