За последнюю пятилетку в системе здравоохранения Беларуси сделано немало. Отрадно, что медицина развивается не только в столице, но и в регионах. Яркий тому пример – Борисовский район. Еще несколько лет назад борисовчан, перенесших инфаркт миокарда, приходилось транспортировать в Минскую областную клиническую больницу. Терялось время, и существовал определенный риск – удастся ли вовремя оказать необходимую помощь больному. Однако летом 2020 года ситуация в корне изменилась: в Борисовской ЦРБ появился ангиограф – высокоточный аппарат последнего поколения, позволяющий врачам видеть сосуды.

Благодаря ему, медики диагностируют проблемы сосудов и делают безболезненные операции. Узнать, как это происходит на практике, удалось корреспонденту и фотографу «А».

Исследование под рентген-контролем и стентирование

Ангиографический кабинет располагается в девятиэтажном корпусе Борисовской ЦРБ. Уже при входе мы облачились в средства индивидуальной защиты, после чего направились пообщаться с заведующим кабинетом ангиографии Сергеем Седовым.

Ангиограф в Борисовской ЦРБ: еще больше спасенных жизней

– Прошлым летом к нам приезжал куратор из областной больницы Дмитрий Карпович, и первые операции мы выполняли вместе с ним, – вводит в курс дела Сергей Седов. – Потом начали работать самостоятельно, хотя иногда минские коллеги все-таки оказывали нам помощь. Сегодня весь штат обучен, справляемся собственными силами.

В кабинете ангиографии работает 14 человек: рентгенэндоваскулярные хирурги, анестезиологи, рентгенолаборанты, операционные сестры и санитарки. Этажом ниже располагается отделение реанимации – зачастую экстренные пациенты попадают в кабинет ангиографии прямо оттуда.

– Когда человек оказывается у нас, производят исследование: хирург под рентген-контролем осуществляет контрастирование сосудов, то есть вводится контрастное вещество в сосуды, и мы видим, какая у пациента проблема. Если это тромбоз, то убираем его специальными инструментами. А если же имеем дело с атеросклеротической бляшкой, делаем стентирование – в сосуд вставляется металлическая конструкция, напоминающая пружину, раздувается под давлением баллона, и просвет сосуда восстанавливается. Стент покрыт специальным лекарственным веществом, чтобы его просвет не зарастал со временем.

Мы выполняем ангиографию всех отделов сердечно-сосудистой системы, кроме головного мозга. Например, был у нас пациент с атеросклерозом сосудов нижних конечностей, то есть у него оказалась полностью закрыта артерия на ноге, и, соответственно, кровь не поступала. А ведь такая проблема доставляет человеку много неудобств: кожные покровы меняют цвет, и мучают ишемические боли. Наши специалисты поставили стент, и кровоток восстановился, – заведующий кабинетом ангиографии прерывает разговор и просит нас немного подождать.

Почувствовал боль за грудиной и оказался в реанимации

…За стеной на операционном столе находится 89-летний пациент. Догадываюсь, что заведующий отлучился, чтобы проконтролировать, все ли идет хорошо. Через несколько минут возвращается и предлагает нам пройти в пультовую понаблюдать за ходом  операции. Признаюсь честно, я – человек далекий от медицины, и мне стало не по себе от такого предложения. Но деваться некуда – отказываться от такой возможности было бы глупо.

Заходим в пультовую. Здесь установлено несколько мониторов, на которые выводятся основные жизненно важные показатели пациента: кардиограмма, сатурация, частота дыхания и сердечных сокращений.

Ангиограф в Борисовской ЦРБ: еще больше спасенных жизней

 – Этому мужчине ночью стало плохо – почувствовал боль за грудиной, вызвал скорую, и его доставили в реанимацию. Сейчас проводят диагностическую манипуляцию, чтобы подтвердить или исключить инфаркт, – объяснил врач отделения реанимации Кирилл Иванцов. 

Рядом с ним за гемодинамикой пациента следит врач анестезиолог-реаниматолог кабинета ангиографии Юлия Суханицкая.

Увидев мое удивление, что мужчина находится в сознании, медицинские работники пояснили: для данной операции не нужен общий наркоз – применяется местная анестезия. Обезболивают только место, куда вводят иглу, – чаще всего это запястье или паховая складка. Пациент все время находится в сознании, с ним разговаривают врачи. Если кто-то захочет, может на мониторе увидеть, что у него происходит внутри.

– Есть у нас и наркозный аппарат, потому что иногда приходится интубировать пациента и переходить на эндотрахеальный наркоз. К счастью, это бывает редко. В среднем операция длится час – полтора. Видите, это своего рода «рыбалка»  –  нужно двухмиллиметровой трубочкой «поймать» сосуд, – комментирует Сергей Седов.

Ангиограф в Борисовской ЦРБ: еще больше спасенных жизней
Ангиограф в Борисовской ЦРБ: еще больше спасенных жизней

«Да уж, это очень ювелирная работа – сколько терпения-то надо!» – рассуждаю я, наблюдая за действиями хирурга. В определенный момент заведующий кабинетом ангиографии заходит в операционную, ему помогают надеть средства индивидуальной защиты, и за операционным столом работают уже два хирурга.

– Наверное, что-то пошло не так, коль вмешался Сергей Владимирович? – интересуюсь я у специалистов в пультовой.

–  Нет, такое случается: мы друг другу помогаем, – поясняют медики.

Пока идет операция, спрашиваю, кого больше среди пациентов – мужчин или женщин и какого возраста.

 – Сейчас очень много поступает мужчин трудоспособного возраста от 40 лет. Бывают и моложе. Женщины, наверное, все-таки менее подвержены пагубным привычкам и больше заботятся о своем здоровье, – рассказывают медработники.

Чтобы работать на ангиографе, нужно быть терпеливым и сильным

И вот манипуляции закончились, первым операционную покидает Сергей Седов. Интересуюсь, с какими мыслями он обычно выходит из нее. 

Ангиограф в Борисовской ЦРБ: еще больше спасенных жизней

 – Когда все проходит успешно, то единственное чувство – это радость, что удалось помочь больному. В этом конкретном случае мне пришлось вмешаться, так как мы не могли долго подобрать нужного размера катетер. Каждый человек индивидуален, не всегда все идет по стандарту, – прокомментировал заведующий.

Отпускаю доктора, чтобы он мог немного  перевести дух…  К слову, в операционной все это время врачи были в защитных жилетах. Вес такого жилета – больше 10 килограммов. Это как простоять полдня с трехлетним ребенком на плечах, при этом еще нужно выполнять ювелирную работу… Замечаю второго хирурга – Евгения Ковача, выходящего из  операционной.

    – У вас тело не болит от такого тяжелого костюма? – любопытствую я.  

    – Нет, уже привык, – слегка смущенно отвечает собеседник.

Евгений Ковач, выпускник Витебского медуниверситета, работает врачом-хирургом в Борисовской ЦРБ с 2016 года, с ноября 2020-го – в кабинете ангиографии.

Ангиограф в Борисовской ЦРБ: еще больше спасенных жизней

– Нынешнюю работу люблю больше, чем предыдущую, – признается врач. – Не скажу, что это была изначально моя мечта, но, когда сделали предложение попробовать, я согласился. Прошел обучение по данной специализации в Минской областной клинической больнице в ангиографическом кабинете. Когда увидел результаты, которые демонстрировали врачи, влюбился в это дело: часто пациент поступает в кабинет ангиографии в тяжелом состоянии, а хирурги за непродолжительное время возвращают его к обыденной жизни. Это вдохновляет, и хочется работать еще с большей самоотдачей.

Операции бесплатные, но сами по себе они очень дорогие

Жителям Борисовского региона эндоваскулярные операции делают бесплатно. Государство оплачивает все: расходные материалы, работу врачей, лекарства, подготовку к процедуре. Бюджету все это обходится дорого.

Ангиограф в Борисовской ЦРБ: еще больше спасенных жизней

Самое простое плановое стентирование стоит около 800 – 1000 долларов. Это если не учитывать лекарства, расход электричества, зарплаты, износ оборудования и предварительное обследование в стационаре. Расходники для операции больному с инфарктом миокарда тоже дорогущие  – 1000-1500 долларов. Сложный случай может обойтись и гораздо дороже.

А что в планах?

Сейчас кабинет ангиографии работает в две смены. Из-за вредности каждая длится 6 часов. В планах – перевести работу на круглосуточный режим. А это значит, что если сейчас в месяц в среднем проводят около 30 операций, то эта цифра возрастет. Ну и, конечно, медики будут и дальше учиться и внедрять новые методы эндоваскулярной хирургии. Конечно, благодаря этому, можно будет спасать еще больше человеческих жизней, но важно и самому человеку заботиться о себе и не рисковать своим здоровьем.

Екатерина ВОРОБЬЕВА, фото Юрия АБРОСЬКИНА

image_pdfimage_print
Like
Like Love Haha Wow Sad Angry