Не думалось, что в этом году доведется побывать на Черноморском побережье, но так уж сложились обстоятельства. Пришлось выезжать, причем в очень быстром темпе, схватив с собой только документы и минимум необходимого. Ну и, разумеется, деньги: ведь хоть и не думалось никогда, но ехать предстояло в чужое государство, которое еще совсем недавно было насквозь своим. Не буду долго рассказывать, чего стоило достать билет до Феодосии. Скажу только одно: «Дай вам Бог иметь такую же семью и друзей, как у меня. Спасибо им всем за то, что они есть».

Отправив жену с восьмилетним сыном на отдых ни я, ни она не думали, что по прошествии пяти дней ребенок окажется на операционном столе. Но так уж случилось…

Возможно поэтому на происходящее в курортном городе мне довелось смотреть совсем с другой стороны.

Граница

После того как СССР распался на отдельные княжества, все начали возводить границы. Что собой пересечение ее представляло в моем случае? И на Украину и обратно потрачено по полчаса стоянки, во время которой по вагонам прошел пограничник с собакой, и таможенники проверили документы пассажиров. О каком-то досмотре личных вещей в нашем случае речи вообще не шло.

После погранзоны, где-то через час, буйство зеленых красок сменилось высохшей до бурого цвета растительностью, которая сопровождала нас практически всю дорогу. Кое-где видны следы недавних пожаров. Последний дождь был здесь в конце мая. Правда, когда добрался до Феодосии, там несколько часов лил дождь и гремела гроза, да в начале августа ночью ненадолго разыгралась стихия. И все.

Больница

По убранству палат детское хирургическое отделение больницы в Феодосии напоминает наши, времен начала 90-х годов, когда денег на здравоохранение практически не было. Крашеные желтой краской стены с облупившейся штукатуркой, оконные рамы, рассохшиеся под бременем лет, шатающиеся кровати, застеленные застиранным бельем. О еде и говорить нечего. К примеру, в один из дней гречневая каша на воде, в обед — гречневый суп с куском хлеба и булочка, вечером — рисовая каша, опять же на воде.

Что касается врачебной помощи: если у вас нет денег, вы ее попросту не получите. К примеру, отделение скорой помощи в п. Приморский (17 км от Феодосии) имеет одну машину. Ждать ее пришлось больше часа, и повезла она только за 50 гривен (10 долларов). Вообще, медицина для нас, соседних братьев-славян, платная на все сто. Когда привезли сына, в первую очередь поинтересовались диагнозом, а затем — есть ли деньги. Ввиду того, что операция была необходима срочно, они поскребли по сусекам, находили все необходимое для нее, но наутро выставили счет. Каждое утро, во время обхода, лечащий врач составлял обширный перечень лекарств и расходных материалов. А отдавая, говорил следующее: «Вот список, что сегодня необходимо. Купите — начнем лечение». Где, как и за что — никого не волновало.

Навсегда в моей памяти останутся эти пыльные улицы, по которым в поисках лекарств приходилось шагать по десятку километров…

…Однажды привезли девчонку с острым приступом аппендицита. Разумеется, мать, хватая дочку и торопясь в больницу, денег с собой взять не догадалась. В итоге ей было сказано, что пока не будет денег, не будет и лечения. И тогда таксист, который их привез, поехал, нашел деньги и, отдавая, спросил у медика: «А как же клятва Гиппократа?» Таких криков я не слышал со времен службы. Ему, мол, и семью надо кормить, и не виноват он, что жизнь такая, что в больнице даже для своих нет самого необходимого.

Хотя было бы неправильно обвинять во всем врача. Именно он позвонил и попросил выделить ребенку вне очереди два пакета плазмы, договорился в госпитале Черноморского военно-морского флота РФ, чтобы сделали УЗИ, именно благодаря его умелым рукам ребенок остался жив.

Люди

Они, как и везде, разные. но хотелось бы рассказать о самых интересных случаях.

…К хозяйке квартиры я ехал и думал: «Сколько придется платить за постой?» Ведь прекрасно понимал, что живут они лишь за те деньги, которые удается зарабатывать на отдыхающих. Каково же было мое удивление, когда она наотрез отказалась брать деньги. И это при том, что я там жил две недели.

…Утром в маршрутку зашли двое солидных мужчин. Как было слышно из разговора, оба — настоятели евангелистских церквей — Житомирской и Черниговской. Минут тридцать они оживленно обсуждали, как и за сколько каждый построил себе дом, какие прихожане «дубы» и как легко их обдирать как липку. Слушать было не просто противно, а… ну вы сами понимаете. Хотелось только одного — чтобы прихожане послушали, кто ведет их к Богу.

…Дворничиха, с которой приходилось встречаться каждое утро, была несказанно удивлена тем, что пустую бутылку из-под воды не бросили там, где допили. А отнесли до ближайшей урны. Узнав, что я из Беларуси, сказала, что всем в округе нравится именно наша нация. Мол, самые культурные из всех отдыхающих.

…В очереди сдать билеты за мной стояла женщина лет сорока. Разговорились. Оказалось, что она москвичка. Приехала отдыхать с двумя дочками, а на пляже совершенно незнакомому парню стало плохо. Его привезли в больницу и, пока люди в прямом смысле собирали деньги в шапку, он лежал в коридоре перед реанимацией, и до него никому не было дела. Я спросил у нее: «А зачем вам это нужно было? Вы ведь отдыхать приехали». Посмотрев на меня глазами, полными слез, она просто сказала: «А как же иначе?» А еще говорят у москвичей нет сердца. Многие ли поступили бы также?

Жизнь

Сказать, что живут они бедно, — значит ничего не сказать. Мне довелось поговорить с капитаном 3-го ранга ВМФ Украины. Так вот, зарплата у него 200 долларов в месяц. И чтобы кормить семью, он вечерами ставит на машину «шашечки» и таксует по Севастополю.

Основная часть мужчин давно трудится за рубежом, лишь изредка приезжая навестить родных. Поэтому в межсезонье город пустует. Люди живут лишь за счет отдыхающих. Сдают им все жилье, а сами ютятся на чердаках и в теплицах. Потому что других действенных источников дохода нет.

Вода есть только с семи утра и до двенадцати часов дня. Система водоснабжения настолько проржавела, что не выдерживает давления и постоянно случаются прорывы.

Как-то вечером загорелась квартира, и чтобы усмирить огонь, пожарные качали воду прямо из моря. Благо дом стоял на берегу.

Общественного транспорта нет вообще — только маршрутки и такси. Бесплатные пляжи, как и городские улицы, замусорены до безобразия, урн катастрофически не хватает.

В подъезде дома, где снимали комнату, каждое утро натыкался взглядом на использованные шприцы. Это тоже «бич» тех мест.

Представителей правопорядка удалось увидеть лишь раз, как и инспекторов ГАИ. Поэтому все ездят как хотят. Возвращаясь на родину, уже на своей территории, с радостью видишь зеленые сады, аккуратненькие домики и понимаешь, что где-то бывает намного хуже.

image_pdfimage_print
Like
Like Love Haha Wow Sad Angry
3