Несмотря на то, что противоборство России и Франции – этих двух крупнейших империй начала XIX века — завершилось более двух столетий назад, эпоха наполеоновских войн не потеряла интереса. Особенно широко он проявился в преддверии 100-летнего юбилея славного 1812 года. На предстоящие торжества по случаю «победы над французом» столичные, московские, губернские и уездные издательства отозвались массовым выпуском почтовых открыток с репродукциями полотен и зарисовок известных художников, специально изготовленными художественными миниатюрами, с изображением памятников и памятных мест.

Белорусские земли в период военной кампании представляли собой театр военных действий, где во весь голос прозвучала ноябрьская Березинская операция. Сюжеты большинства «открытых писем» отражают драму, разыгравшуюся на берегах реки 26 (14) – 29 (17) ноября. Один и тот же ключевой эпизод – переход по мостам через Березину остатков Великой армии Наполеона у деревни Студёнка – отображен у авторов по-разному. Здесь усматривается не столько желание избежать повтора, но, что важно и личный взгляд на событие самих художников. Ведь многие являлись уроженцами стран, военные контингенты которых состояли в армии французского императора. Все же главный лейтмотив полотен российских и европейских мастеров батального изобразительного искусства – общечеловеческая трагедия войны, где априори не бывает ни победителей ни побежденных. Как тут не вспомнить знаменитую фразу Наполеона, что «после битвы нет врагов, есть только люди».  

Набор открыток (не менее десятка) изображает панораму «Березина», написанную в 1895-1896 годах польскими живописцами Войцехом Коссаком и Юлианом Фаллатом. К слову, весной 1895-го Коссак посещал Студёнку, делая зарисовки ландшафта. По завершении экспонирования шедевра в польском Кракове (1907) монументальное полотно высотой 15 и длиной 120 метров разрезали на отдельные фрагменты для распродажи. Открытки нечто вроде детского пазла: картина получится, если сложить набор целиком.

Среди изобразительных источников особую ценность представляет художественная летопись военной кампании, созданная немецким художником-любителем Христиан-Вильгельмом Фабер дю Фором.

В рядах 25-й пехотной Вюртембергской дивизии 3-го армейского корпуса офицер участвовал в походе на Москву. Он детально зарисовал увиденное и пережитое при отступлении: «Все мои чувства, казалось, были сосредоточены на одном, — выжить, чтобы сохранить в памяти все, что я видел. Одушевленный этим невыразимым желанием, всеми ночами, сидя перед слабым огнем костра при сильном морозе, окруженный умершими и умирающими, я делал наброски прошедшего дня». По воле судьбы оказавшись на берегах Березины, Фабер дю Фор выполнил четыре рисунка с натуры. Впоследствии офицер вернулся на родину в королевство Вюртемберг, где дослужился до генерала. В 1840-х им была написана картина «Переход через Березину».

Уроженец Италии, русский художник Доменико (Дементий Карлович) Скотти написал 12 картин, прославляющих победу россиян в войне.

Две его работы — «Разбитие Наполеона при переправе через Березину 16 и 17 ноября 1812 г.», а также «Разбитие маршала Виктора при г. Старом-Борисове 15 и 16 ноября 1812 г.» — говорят сами за себя. На последней, правда, изображена сдача в плен командного состава 12-й пехотной дивизии генерала Л. Партуно, входившей в состав 9-го армейского корпуса маршала К.-П. Виктора.      

В августе 1839-го, находясь в творческой поездке, Студёнку посетил известный немецкий художник-баталист Петер фон Хесс (Гесс). Его кисти принадлежит картина «Переход французских войск через Березину» (1840). По заказу императора Николая I художник написал серию картин, отразивших основные сражения 1812 года.    

Хорошо известны открытки с репродукциями картин «Наполеон при переправе у Березины» Ивана Львова, «Переход через Березину» немецкого художника Фритца Нойманна, других русских и европейских мастеров.

Разумеется, не обошли своим вниманием юбилей владельцы борисовских книжных и писчебумажных магазинов Л. Шейнеман и Б. Левин.  Отказавшись от показа драмы, издатели отобразили на своих «открытых письмах» памятники в Студёнке, так называемый «Домик Наполеона» и памятное место «Батареи».    

«Памятник Наполеону у места переправы через Березину…», — гласит аннотация на открытках издателей. Она до сих пор способна ввести в заблуждение людей мало знакомых с событиями на Березине. Создается впечатление, что памятник в единственном числе и прославляет Наполеона. Между тем идентичных памятников, сооруженных в 1901-м на средства землевладельца и коллекционера Ивана Колодеева, было два. На них, действительно, имелись гипсовые медальоны с барельефами императора Франции, но также и российского императора Александра I. К тому же имелись мраморные доски с надписями на русском и французском языках, что «ЗДЕСЬ переправлялся через Березину Император НАПОЛЕОН со своей армией 14, 15, и 16 Ноября 1812 года».

Согласитесь, смысл установки памятных знаков разнится. Почему Левин и Шейнеман слукавили? Очень просто. В общественном сознании России начала XX века образ Наполеона не воспринимался с бедами и страданиями, причиненными стране его армией. Самого Колодеева в губернских и уездных кругах многие считали бонапартистом, мол, поэтому он решил увековечить императора Франции. Добавим, что все, связанное с возвеличенной почти в культ личностью полководца пользовалось популярностью и спросом. Вот практичные издатели и смекнули, что реализация открыток пойдет быстрее, если слегка сместить акценты.       

Александр Балябин,
археограф Борисовской центральной районной библиотеки им. И.Х. Колодеева

image_pdfimage_print
Like
Like Love Haha Wow Sad Angry