Не скажу, что мы такие уж друзья, но у нас с Виктором достаточно много общих знакомых. Может быть, именно поэтому он и согласился рассказать о своем хобби. Правда, на условиях анонимности. Почему? Как он сам говорит, в последнее время на членов добровольных дружин некоторые интернет-пользователи  ополчились: на них посыпались угрозы, оскорбления в соцсетях. Доходит до смешного: якобы, борисовских (и не только) дружинников возят в Минск — ленточки срезать и надписи закрашивать…

До очередного дежурства есть немного времени, и, прячась от порывистого ветра, можно поговорить. Интересуюсь, с чего все началось.

— Да все просто. Отслужил в свое время в армии, вернулся домой, устроился на завод. И вот случай: нашу беседку во дворе облюбовали любители спиртного. Мало того, что зрелище так себе, так и мусора после застолья они оставляли столько… Ну, вы меня понимаете. Раз попросил, второй. Все бесполезно. Сотрудников милиции в начале 90-х было не так много, да и с транспортом у них были трудности. Вот и пришлось вместе с соседом выпроваживать выпивох со двора. А потом он мне и говорит: «Парень ты крепкий, давай к нам в дружинники». Ну, я и пошел. И вот так хожу уже скоро 30 лет…

— При таком стаже наверняка сформировалось свое собственное мнение, а нужны ли дружинники вообще?

— Начнем с того, что милиционер, передвигаясь каждый день по своему маршруту, прекрасно знает все проблемные места. При таком подходе глаз, что называется, замыливается. И он может  не обратить внимание на другие нарушения правопорядка. А ты — человек новый, свежий. Во-вторых, нарушители ведут себя по-разному. Некоторые при встрече с человеком в форме «становятся в позу», начинают «права качать». А когда рядом такой же гражданский, только со значком или повязкой, это по-своему помогает урегулировать ситуацию. Говоришь нарушителю: «Уважаемый, ну ведь ты не прав». И помогает. Ну и плюс к тому, мы же одни не ходим, всегда с сотрудником патрульно-постовой службы. И человека это, в свою очередь, как бы дисциплинирует, что ли… Я не скажу, что без нас мидиционер будет вести себя по-хамски или либеральничать с дебоширом, не об этом речь. Просто  он тоже знает, что вот рядом свидетель его работы.

— Наверняка за такой срок было немало интересных историй. Расскажите хотя бы парочку.

— Довелось мне однажды дежурить с коллегой с соседнего завода. Я вроде бы и сам не маленький, а там вообще человек-гора. В одном из дворов замечаем выпивающую компанию. Милиционер делает им замечание и предлагает пройти в опорный пункт. Те в ответ: а чего мы пойдем, да что мы сделали?! Подходит к ним Василий и говорит: «Мужики, может, вам помочь подняться?» Те посмотрели на него, бросили бутылки в урну и уныло пошли…

Или вот совсем недавно дело было. В сквере у Вечного огня молодежь пиво распивала. Подошли, сделали замечание. Парни оказались сговорчивыми. Выбросили недопитые бутылки в урну и спокойно удалились.

Во время осенних каникул присматривали в том числе и за ребятишками возле дорог. Два пацана, мало того, что без фликеров, так еще и дорогу перебегали в неположенном месте. Побеседовали, разъяснили, отпустили. Может, и не будут так больше делать…

— Сейчас в интернете много информации о том, что дружинникам чуть ли не золотые горы обещают: тут и деньги, и прочие блага. А как обстоит с «пряниками» на самом деле?

— Да, я тоже читал. Откуда такие слухи — не знаю. На самом деле из благ разве что пара дней к отпуску. И все.

— Тогда зачем вам это надо? Два раза в неделю по несколько часов патрулировать город за просто так?

— Здесь, наверное, дело в психологии. У меня и моих коллег обостренное чувство справедливости. Ну не могу я пройти мимо, когда кого-то обижают, кто-то в беду попал. Никогда не забуду, как искали пропавшего ребенка. Уже в темноте каким-то чутьем понял, что нужно посмотреть в заброшенном доме. А потом маленькие ладошки обнимали за шею, и я видел счастливые глаза матери…

Сюда нельзя идти по принуждению, для галочки: ничего толкового из этого не получится.

— И последний вопрос, с учетом того, что патрулируете улицы вы не один десяток лет. Насколько, на ваш взгляд, обстановка изменилась за последние 10 лет?

— Самые «веселые» были девяностые. Тут вам и драки, и разбой, и грабежи. Всего хватало. А сейчас, но это мое субъективное мнение, в Борисове стало спокойно. Можно, не боясь, гулять по улицам в любое время и в любую погоду…

На этой ноте мы и расстались, а Виктор поспешил в РУВД на инструктаж и дальше по распорядку заниматься своим любимым делом. Хобби, как он его называет.

Евгений АЛПАТОВ

image_pdfimage_print
Like
Like Love Haha Wow Sad Angry
5