С творчеством Дмитрия Львовича Быкова я познакомилась три года назад. Тогда я читала его роман «Орфография». На этот раз в планах на прочтение была книга «Июнь», которую я, не будучи оригинальной, решила прочитать в первом месяце лета. Краем уха я услышала, что речь в романе будет идти о событиях, которые происходили за некоторое время до начала Великой Отечественной войны, поэтому к чтению приступила за пару дней до 22 июня, той самой даты, которая в 1941 году стала роковой для всего советского народа. Ожидала атмосферное чтение, но мои ожидания не совсем совпали с реальностью.

Перед погружением в книгу внимательно прочтите аннотацию!

Та информация, которой я располагала до прочтения: отзывы, которые я встречала в различных книжных сообществах, были хвалебными, некоторые и вовсе называли эту книгу «Лучшей книгой года». Мечтая поскорее приступить к чтению этого «шедевра», аннотацию я прочитала бегло и не заметила главного: книга не совсем о Великой Отечественной войне (по ходу прочтения понимала, что «совсем не» об этом).

В ней черным по белому сказано, что в романе речь пойдет о событиях конца 30-х и середины 1941-го, а это не совсем начало Великой Отечественной, а, скорее, ее предчувствие: три разные истории, объединенные временем и местом. Студенты ИФЛИ (Московский институт философии, литературы и истории им. Н.Г. Чернышевского – гуманитарный ВУЗ университетского типа, существовавший в Москве с 1931 до 1941 гг.), возвращение из эмиграции, безумный филолог, который решил, что нашел способ влиять текстом на главные решения в стране.

Если бы я внимательно прочитала аннотацию, то, вероятно, была бы не настолько разочарована тем, что скрывается под обложкой.

1 часть: неожиданное начало и слишком много пикантностей

Главным действующим лицом первой части является студент ИФЛИ Миша Гвирцман. С ним мы знакомимся в первом абзаце книги. Здесь же мы узнаем, что его отчисляют из вуза из-за домогательства к однокурснице Валентине. В доносе больше выдумки, чем правды, но молодого человека все же исключают из института. События происходили в октябре 1940 года, когда полным ходом шла Вторая мировая война.

Не так я себе представляла начало этой книги, но тем интереснее было читать дальше. Кстати, это несомненный плюс: автор ловко обводит читателя вокруг пальца.

Главного героя, к слову, выходца из интеллигентной семьи, отец пристраивает санитаром в одну из больниц города. Мишу такое положение вещей неожиданно радует. Несмотря на это, он часто возвращается мыслями к несправедливому изгнанию из учебного заведения, сильно обижен и жаждет мести.

Пересказывать сюжет дальше не имеет смысла. Скажу только, что герой неоднократно встретится со своими обидчиками.

И тут мы плавно подошли к тому, что значительно повлияло на снижение общей оценки книги – эпизоды, благодаря которым книга обзавелась пометкой 18+. Я предполагала, что в книге будет нечто, оправдывающее эту пометку, но, не ожидала, что столько страниц будет отведено постельным сценам. Самым отвратительным для меня в данном случае стало то, что это все происходило на фоне новой зарождающейся любви Михаила Гвирцмана к молодой актрисе Лие: для главного героя духовная и плотская любовь так и не соединились в одном человеке.

Вероятно, я бы окончательно разочаровалась в герое, если бы не его осознанное и взрослое отношение к возможной войне. Парень, который всегда боялся мысли об армии и рад тому, что в военном билете стоит пометка «не годен в мирное время», вдруг достаточно спокойно принимает тот факт, что его неожиданно призывают на службу. И то, что призыв откладывается на неопределенный срок, не меняет его настроения, и будущее уже не пугает Гвирцмана.

2 часть: умеет Быков порадовать и тут же огорчить

К началу второй части я уже перестала надеяться на то, что увижу на страницах книги войну, поэтому постаралась получить удовольствие от того, что имею по факту. В числе самого приятного, что я обнаружила в книге, были авторский язык (простой и складный) и то, что писатель «не размазывал» сюжет. С места – в карьер, как говорится!

Вторая история повествует нам о 37-летнем журналисте Борисе Гордоне, который тайно сотрудничает с «органами». Несмотря на то, что в этой части приближение войны проступает более четко, львиная доля сюжета сконцентрирована вокруг любовных терзаний Бориса: мужчина заплутал в двух соснах. Как такое возможно, спросите вы. Если дело касается противоположного пола, можно ожидать всякого.

В свое время Борис женился не на той женщине. Вероятнее всего когда-то она была «той самой», но с годами трансформировалась в сплошное разочарование и раздражение. Новая, внезапно возникшая, как это часто бывает, любовь, оккупировала сердце Бориса и практически подвела его к тому, чтобы развестись. Но определенные ситуации внесли коррективы в такой на первый взгляд тривиальный сюжет.

Повествование приобрело новые краски с появлением НКВД, который выбил у главного героя почву из-под ног. С наступлением кульминации в голове нарисовалось несколько вариантов развития истории, но закончилось все для меня абсолютно неожиданно. И вновь тот самый трюк от Дмитрия Быкова (удивил так удивил!): он вывернул все так, что я окончательно разочаровалась в главном герое. Это произошло практически также стремительно, как пришло уважение к Мише Гвирцману. Оставалось надеяться, что третья часть расставит все точки над і.

3 часть: коротко и не совсем все ясно

Центральной фигурой данной части является безумный писатель Игнатий Крастышевский, который уверен в том, словом можно не только воздействовать на чувства читателей, но и повлиять на самые главные события в стране. В своих трудах-рассуждениях на тему зарубежной литературы он шифровал то, что сложно назвать творчеством или научной работой. Страшась начала войны, Игнатий работает над составлением закодированного текста, который сможет предотвратить неизбежное. Однако каждый из нас знает, что ничего из этого не вышло. И это не спойлер.

Это самая короткая часть, которая для меня оказалась еще и самой непонятной.

***

Тучи постепенно сгущались над Советским Союзом на протяжении всей книги. А в эпилоге грянул гром.

Начинка романа: а был ли, собственно говоря, мальчик?

Под тем самым мальчиком в данном случае подразумеваю июнь. Это короткое слово, нанесенное крупными буквами на обложку книги, навязчиво настраивало меня на мысли о том, что книга если не расскажет нам о войне, то хотя бы затронет ее начало. Ан-нет, друзья, аннотацию читайте, аннотацию!

Как было сказано выше, под обложкой – три истории, которые, к слову, практически не связаны между собой и могут со спокойной душой претендовать на самостоятельные произведения. Их объединяют лишь время действия, прямая связь главных героев с писательством и второстепенный сквозной персонаж. Завершается книга небольшим эпилогом, расставляющим все по своим местам: тот самый мальчик, которого мы ищем всю книгу, в итоге находится. Но хоть герои и читатель фактически доходят до того самого 22 июня 1941 года, и каждый понимает, что война неизбежна, это упоминание абсолютно не влияет на сюжет.

Роман Д. Быкова «Июнь» – книга, которую будут читать в школе?

На такие рассуждения одного книжного блогера я наткнулась в интернете, и глаза мои тут же полезли на лоб. Несмотря на то, что подрастающее поколение перещеголяло нас во многом, мне бы не хотелось, чтобы дети читали подобные книги, пусть даже в старших классах.

Пока рассказывала вам о своих впечатлениях, заново вспомнила сюжет, снова все обдумала, и по-прежнему уверена, что эту книгу не следует вводить в школьную программу. И не только потому, что в романе много постельных сцен и есть нецензурная брань. На мой взгляд, в произведении нет положительных героев, на которых хотелось бы равняться или по крайней мере у кого бы стоило поучиться чему-нибудь, мы не наблюдаем ломки характера, не объясняет почему все так, а не иначе.

Возможно, книга «Июнь» и достойна того, чтобы через некоторое время ее читали в школе, но лично я отдаю предпочтение реалистичным повестям о войне Василия Быкова, документальным хроникам Светланы Алексиевич, откровенным романам Эриха Марии Ремарка, трогательным произведениям Бориса Васильева и Анатолия Приставкина. Когда-нибудь расскажу и о них.

А вы читали книгу Д. Быкова «Июнь»? Хотели бы, чтобы этот роман появился в школьной программе?

Плюсы/минусы
+

Язык писателя;
Конкретность и динамичность повествования;
Небанальный сюжет;
Неожиданные ходы в повествовании, разрушение ожиданий читателя.


Много грязных постельных сцен;
Недосказанность;
Сырость сюжета;
Скомкана тема войны (для меня).
Оценка: 3/5

image_pdfimage_print
Like
Like Love Haha Wow Sad Angry