2.048
2.3371
3.0498

Предыдущая версия сайта ※ перейти ››

Борисов на старых открытках: ретроспекция

«Барысаў на старых паштоўках». Под этой рубрикой борисовская районная газета «Камуністычная праца» в конце 1980-х годов печатала краеведческие заметки А. Розенблюма. Изображение на открытке сопровождалось небольшим авторским комментарием. За 30 лет выросло не одно поколение борисовчан, и многое уже позабылось. А если возродить рубрику в другом формате? Попытаться поставить себя на место фотографа XX века и взглянуть на городские пейзажи 100-летней давности с позиции современности. Провести, так сказать, незримую нить через вековую толщу времени, соединив прошлое и настоящее. Ретроспективное обозрение необычайно популярно в современном искусстве фотографии. Но сперва немного истории.

Борисов на старых открытках: ретроспекция

Массовый выпуск почтовых открыток с видами белорусских городов пришелся на начало XX века. В те времена изданием «открытых писем» занимались владельцы типографий и фотоателье, книжных магазинов и письменных принадлежностей. В уездном Борисове выпуск открыток был сосредоточен в руках Л. Шейнемана и Б. Левина. Конкурентов разделяла между собой сотня метров. Первый владел типографией, писчебумажным и книжным магазином на улице Московской (участок ул. Ф. Дзержинского от ул. 3-го Интернационала до ул. 1-й Московской дивизии). Второй был владельцем книжного магазина по улице Полынской (участок ул. Ф. Дзержинского между улицами 3-го Интернационала и П. Лопатина).
Открыл производство Шейнеман. Первоначально его фирма выпускала черно-белые открытки невысокого качества, преимущественно с видами городских улиц. Одна из открыток увековечила двухэтажное домовладение самого издателя, о чем громко извещает вывеска сбоку здания. На первом этаже размещался магазин, где торговали канцелярскими принадлежностями и книжными изданиями, некоторые из которых печатались тут же в типографии, размещенной в пристройке со двора. Если присмотреться, то рядом с магазином Шейнемана можно прочесть на вывеске «Амалия Зингер». Здесь было или ателье по пошиву женской одежды, или, что наиболее вероятно, продавались швейные машины известной американской торговой марки «Зингер» (Амалия была племянницей основателя компании Исаака Зингера). На втором этаже собирались на заседания члены Общественного собрания, которое в дореволюционной России являлось непременным атрибутом любого крупного города. Собрание было в некотором роде элитным клубом, где собирался весь цвет «высшего общества» тогдашнего Борисова. Персоны, которые по поведению и образованию могли быть приняты в общество, встречались, чтобы отдохнуть, развлечься и поговорить о том о сем в непринужденной обстановке. На пристроенном одноэтажном здании видим вывеску «Парикмахер С. Москович». Парикмахерских в Борисове всегда хватало, а вот отменных цирюльников... Каждый горожанин доверял свою шевелюру только личному мастеру. Давно канули в Лету и Общественное собрание, и Шейнеман, и его типография с магазином. А вот дом № 81, немало повидавший на своем веку, существует поныне, хотя и лишился оригинального декора с балконами. Вернемся к издателям. Вскоре примеру Шейнемана последовал Левин. Он проанализировал изделия конкурента и сделал соответствующие выводы. Не мудрено, что открытки Левина отличаются видовым разнообразием и высоким качеством полиграфии. В дальнейшем, чтобы привлечь к своей продукции внимание потенциальных покупателей, каждый издатель стремился внести в «открытые письма» большую выразительность и привлекательность. Как? Фото ретушировали, дорисовывали или раскрашивали. Вручную! Печатались-то открытки преимущественно черно-белые, но, бывало, и в цвете. Считается, первым подсуетился Левин. Стоили цветные дороже своих черно-белых «сестер», однако ценовая разница не отпугивала местных обывателей да заезжих гостей. К слову, приобрести открытки можно было в магазинах издателей и в лавке железнодорожного вокзала.
Какие же городские достопримечательности попали в фотообъективы местных мастеров? В провинциальном городке таковых было немного. Тем не менее, на борисовских открытках отражено все мало-мальски значимое с точки зрения тогдашнего обывателя и то, что позволяло составить целостный облик города: улицы (преимущественно центральные), примечательные дома, культовые здания, инженерные сооружения, государственные учреждения, учебные заведения, фабрики и заводы... Сюжеты левобережного города многообразнее, чем правобережной части. Объяснение тому простое: Ново-Борисов в сравнении с многовековым Борисовом пребывал в младенческом возрасте. И, тем не менее, посад успел обзавестись прекрасно обустроенным проспектом, названным в честь минского губернатора князя Н. Трубецкого, который в 1901-м своим волевым решением объединил обе части города в одну.
Ни Левин, ни Шейнеман сами не ходили по городу с громоздким фотографическим аппаратом и сопутствующими приспособлениями (один штатив чего стоил). Поиском подходящих пейзажей занимались специально нанятые фотографы. За подобные заказы охотно брались фото-
ателье, принадлежавшие Розенблюму, Габаю или Берману. В Российской империи неукоснительно соблюдался закон о защите прав личной жизни и частной собственности. Поэтому перед фотосессией мастера обычно испрашивали разрешение на съемку того или иного городского объекта. Некоторые собственники элитной недвижимости в просьбе отказывали. Иначе как объяснить, почему на открытках не отображен дом помещика Колодеева или адвоката Наркевича. Ушлые фотографы нередко прибегали к уловке – на передний план помещали человека или группу людей, а на заднем плане как бы «случайно» оказывался нужный объект. Правда, хитрость срабатывала не всегда.
Судя по музейным и частным собраниям, можно говорить о четырех-пяти десятках разновидностей открыток. О тиражах остается только догадываться. Очевидно, что количество открыток зависело от уровня экономического развития того или иного населенного пункта, от его местонахождения и путей сообщения (в первую очередь железнодорожных), которые связывали поселение с окружающим миром.
Со времени издания открыток, выпущенных до 1917-го, прошло больше века. Некоторые здания сохранились и легко идентифицируются. Другие же реконструированы, перестроены и изменили свой первозданный облик до неузнаваемости. К большому сожалению, некоторые объекты городской инфраструктуры давно стерты с лица земли безжалостным временем и бездумной деятельностью людей. Не потому ли к старым борисовским открыткам, помимо коллекционеров-филокартистов, проявляют неподдельный интерес историки и краеведы, архитекторы, реставраторы и художники?

БылоСтало

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL + ENTER

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

17.08.2018 10:26