Учитель — учить, воспитатель – воспитывать, а ухаживать?..

На днях в редакцию «А» поступило письмо, которое, хочется надеяться, станет предметом обсуждения не только родителей, но и педагогов дошкольных учреждений.

«Я — молодая мама, мой ребенок ходит в один из детских садов города Борисова. С наступлением холодов сын, как и многие дети, простудился, нам пришлось пойти на «больничный». Неделя антибиотиков, орошений, полосканий, витаминов — и снова в «строй».

В группе детей немного, отопление только начали включать, поэтому «больничные» продлеваются. Многие дети еще покашливают, и родители выздоровевших косятся в недоумении: «Как вы можете водить больного ребенка в сад? О себе не думаете, так хоть о других подумайте».
В первый же день после болезни утром я переодела свое чадо и отвела в группу. Но едва начался рабочий день, как мне позвонила воспитательница: «Вы кормили ребенка утром? Ваш ребенок начал кашлять, и его стошнило, у него лицо все красное, но температуры нет».

Как любая мама, я помчалась в детсад и увидела такую картину: дети сидят за столиками, лепят что-то. Мой малыш сидит спиной ко мне, но по издаваемым звукам слышу, что похныкивает. Тихонько зову по имени. Он оглядывается, и я в ужасе застываю: кофточка, колготки и обувь в затертых остатках рвотной массы, запах — можете себе представить, какой…

Со слезами и словами «Мама, животик болит» сынишка подбежал ко мне. В ответ на вопрос воспитателю: «Давали ли ребенку попить воды?» звучит что-то невнятное.

Спрашиваю: «Почему мальчика не переодели, ведь в шкафчике приготовлен целый пакет сменной одежды?» И слышу сногсшибательный ответ: «Мне как воспитателю за это не платят».

Обращение к заведующей тоже ничего не дало: вместо того, чтобы разобраться в произошедшем, она отделалась фразой «Я ничего не видела, ничего не знаю…»
Пользуясь случаем, хочу обратиться к уважаемым воспитателям: мы, родители, доверяем вам самое ценное — своих детей! А если вы не хотите переодевать их, докармливать, умывать – стоит задуматься, правильно ли вы выбрали профессию…»

СОСЕДСКИЕ СКЛОКИ или социальный эгоизм

Присутствуя на приеме граждан по личным вопросам у председателя райисполкома, порой приходится выслушивать такие обращения, над которыми хочется и плакать, и смеяться. Однако рассматривать-то их, равно как и отвечать, работникам исполкома все равно приходится — закон к тому обязывает.
Чаще всего такие «пустые» обращения основаны не на добрых чувствах, а на соседских интригах и сплетнях. Что греха таить, случается у нас такое: заведется в подъезде склочный человек, который весь смысл своей жизни видит в скандалах, и все — конец спокойной жизни. Приструнить подобного индивида не каждый отважится: одним жалко времени, другим — нервов, третьим — денег на адвокатов, а скандалисту только того и надо: от безнаказанности он наглеет и начинает диктовать свои правила на территории двора или подъезда.
Примерно такая история случилась в одном из домов на улице Лопатина, где гражданка Н. стала чуть ли не ежедневно предъявлять претензии к молодой семье, проживающей этажом выше, по поводу шумов, мешающих ей отдыхать. По уверениям Н., которая не является строителем, проектировщиком или экспертом в данной сфере, полы в соседской квартире уложены с нарушением технологии, что, якобы, создает у нее вибрацию потолка. Активно не нравится Н. и то обстоятельство, что ребенок молодой пары бегает по комнатам и нарушает ее покой.
Пенсионерка до такой степени запугала молодую семью, что те боятся даже вечеринки по случаю дня рождения устраивать, хотя имеют полное право принимать гостей и включать музыку до времени, определенного законодательством. Даже громкость телевизора в их квартире уменьшена до минимума — как говорится, от греха подальше.
Впрочем, отношения у Н. не сложились не только с молодой семьей, но и с другими соседями по подъезду, которые рассказывают о ее действиях с ужасом. И по-хорошему в ситуации нужно разбираться участковому инспектору, ведь адекватный человек не может получать удовольствие или, как говорит современная молодежь, драйв от бесконечных скандалов.
Кстати, после проверки потока жалоб Н. на шумы в соседской квартире мастер ЖЭУ пришла к выводу о том, что никаких нарушений технологии укладки напольных покрытий, равно как и превышений шума, нет. Однако это резюме Н. не устроило, и она записалась на прием в райисполком, куда были приглашены обе стороны конфликта.
Выслушав их, председатель райисполкома поручил директору УП «Жилье» совместно с главным архитектором в тот же день посетить обе квартиры, обследовать и предоставить заключение.
Никакого нарушения технологии укладки полов и превышения уровня шума в квартире Н. зафиксировано, конечно же, не было, хотя для полноты «картины» членам комиссии даже пришлось просить побегать по квартире ребенка молодых соседей. И фактически занятые специалисты потратили впустую время, хотя могли бы использовать его для решения куда более сложных ситуаций, в которых людям на самом деле необходима срочная помощь.
Как гласит известная пословица: «Соседство — взаимное дело». И зависит оно не столько от умения, сколько от желания граждан выстраивать взаимоотношения. А мир в любом доме или подъезде — залог хорошего настроения и общего благополучия. Вот только захочет ли это понять гражданка Н.?

Вера НИКОЛАЕВА

В КАЖДОЙ ШУТКЕ ЕСТЬ ДОЛЯ ШТРАФА?

Иногда я сравниваю «горячую линию» в нашей газете с работой аварийной бригады. Ведь звонить у нас любят по любому поводу, часто с криком: «Примите меры, накажите, призовите к ответу, оштрафуйте!»
Чтобы не быть голословной, приведу пример. Недавно позвонила в редакцию женщина:
— Срочно нужна помощь, у меня потек кран!
— А вы в ЖЭУ обращались? — задаю ей вопрос.
— Какое еще ЖЭУ? Я поставила вас в известность, вот и реагируйте. И обязательно напишите в газете о безобразной работе коммунальщиков, — безапелляционным тоном отрезала звонившая и хлопнула трубкой.
Ну, что тут скажешь, кроме того, что есть у нас еще граждане, даже не подозревающие о том, что ремонт своей квартиры, в том числе и сантехники, они обязаны делать за свой счет. Как, впрочем, и ремонт подъезда.
Нередко раздаются явно надуманные звонки, цель которых просто непонятна. На днях, например, позвонила молодая девушка с жалобой на то, что в одном из супермаркетов города в продаже нет минеральной воды «Дарида». Спрашиваю у нее:
— А вы интересовались в этом магазине наличием «минералок» других производителей? Ведь по составу аналогичную «Дариде» воду подобрать не трудно. В конце концов, магазин в городе не один, можно поискать интересующую вас «минералку» в других торговых точках.
— Нет, мне удобно ходить именно в этот супермаркет, поэтому посылайте им запрос.
— Хорошо, — соглашаюсь я, — назовите ваше имя, фамилию и адрес, на который, согласно законодательству, мы обязаны выслать ответ.
В трубке — минутное замешательство, после которого я узнаю, что автора жалобы зовут Александрой Михайловной Васильевой, а проживает она по адресу ул. Гагарина, д. 106 кв.59.
Нам не составило большого труда узнать, что дома под таким номером на ул. Гагарина не существует, соответственно, и Александра Васильева там проживать не может.
Версий о том, с какой целью был сделан звонок в редакцию, можно придумать много. Однако в каждой неумной шутке может быть доля штрафа, ведь «вычислить» телефонного хулигана при желании всегда можно. Только догадываются ли об ответственности за такие звонки сами звонившие и их родители, вот вопрос…

Вера НИКОЛАЕВА

НЕ ДЕЛАЙ ДОБРА — НЕ ПОЛУЧИШЬ ЗЛА?

Недавно на одном из сайтов, позиционирующих себя «свободными и независимыми», появилась статья о голодовке борисовских пенсионеров, которые «обиделись» на местную «вертикаль». 

Оставим за скобками профессионализм либерального журналиста сайта и причины однобокости изложения некоторых фактов. Ради объективной оценки давайте пройдемся по основным моментам, изложенным в публикации.
Итак, если изложить фабулу коротко, то пенсионеры Н.Ф. и В.В. Дакуко, проживающие в частном секторе, мотивируют свой поступок «несправедливым» увольнением Натальи Федоровны с работы, отсутствием должной помощи со стороны местных органов власти и большими долгами по кредиту и электроэнергии. При этом каждая из перечисленных причин имеет свою предысторию…
Когда на чаше весов «хочу» и «могу»
Как водится, список желаний или мечтаний у каждого человека разный: кто-то хочет стать «звездой» Голливуда, кто-то наследником миллиардера, а кому-то для полного счастья не хватает здоровья. Здесь важно другое: насколько трезво и критично он может оценить, просчитать и спланировать свою ситуацию, прежде чем, например, бежать за кредитом на вожделенную покупку. Судя по всему, супруги Дакуко этого не учли по дороге в банк и потому попали в «кредитную кабалу», взяв в долг 12 миллионов неденоминированных рублей для покупки у соседей дополнительного жилья — второй половины дома, которую те решили продать.
С банками в таких случаях, как известно, разговор короткий: не платишь проценты — документы направляются в суд, и долги отдавать все равно придется. Это произошло и с супругами Дакуко: суд обязал удерживать 20% с их пенсий в счет погашения кредита.
К слову, с увольнением Натальи Федоровны тоже не все так просто и однозначно. Она считает, что ее «подставили», уволив с неприятной формулировкой «утраты доверия». В 2015 году Наталья Федоровна работала мастером участка полигона твердых отходов УП «Жилье». Поводом для увольнения послужили обстоятельства, когда она без ведома своего руководства организовала погрузку песка сторонним организациям, рассчитывая получить за это вознаграждение. После проведения служебного расследования наниматель пришел к выводу, что Дакуко совершила виновное действие, которое стало основанием для утраты к ней доверия. Это решение Н.Ф. Дакуко обжаловала в суде, но после рассмотрения судья оставила ее жалобу без удовлетворения.
Искажена и информация о заработной плате сына этой семейной пары — С.В. Дакуко, который работает в УП «Жилье» машинистом компрессорной установки. Нам не составило большого труда выяснить, что за весь 2016 год Сергей Владимирович отработал полностью всего один (!) месяц — июль, за который получил «на руки» 326 руб. В остальное время мужчина пребывал то на «больничном», то в бесчисленных кратковременных отпусках «за свой счет», то в трудовом отпуске. Однако даже за 10 рабочих дней декабря вместе с больничным он получил 286 руб., а, например, за 19 дней, отработанных в ноябре, — 304 рубля, но никак не «где-то 2 миллиона», как указано в статье.
Почему мужчина так часто берет отпуска на основной работе и как их использует — вопрос риторический, но любому взрослому человеку не трудно сделать выводы…
Еще один вопрос, который хотелось бы задать супругам Дакуко, касается учебы их внучки на платной основе в университете. Безусловно, дать образование родному человеку — дело благое и достойное. Однако и здесь нужно взвешивать и сопоставлять желания с возможностями. И если в семье сложилось трудное материальное положение, не разумнее было бы отложить учебу на пару лет, как это делают сотни людей? Ведь получить образование не зазорно и в 20, и в 30, и в 40 лет.
Ни одно благое деяние не остается безнаказанным?
Первый раз на прием к председателю райисполкома Н.Ф. Дакуко пришла с «пакетом» серьезных проблем. Крайне тяжелая ситуация сложилась в семье с оплатой за электроэнергию: по причине отсутствия в доме печи весь осенне-зимний сезон они отапливали жилье энергоемкими масляными обогревателями. В результате расход электроэнергии вылился в «круглую копеечку», и к 1200 банковского долга добавились 1400 «долговых» за электроэнергию. Взять их было неоткуда, и перед Дакуко всерьез «замаячила» угроза полного, а главное — законного отключения от электроснабжения.
Кроме этого, семье Дакуко требовалось установить в доме печь, в связи с чем они попросили оказать им посильную помощь и в этом вопросе.
Председатель райисполкома не просто выслушал Наталью Федоровну: на прием были приглашены руководители Борисовских электросетей, управления по труду, занятости и соцзащите с тем, чтобы обсудить вопросы оказания помощи, естественно, в рамках правового поля.
И действительно, электричество Дакуко отключать не стали до полного погашения задолженности. Согласно законодательству, решением комиссии о предоставлении (об отказе в предоставлении) государственной адресной социальной помощи Н.Ф. Дакуко было выплачено единовременное социальное пособие на строительство печи в размере 400 рублей и дополнительно ей с супругом по 50 рублей материальной помощи. Словом, сделали все возможное, что предусмотрено законом.
Далее все, что нужно было сделать для решения их материальной проблемы, – это трудоустроиться, но в управление по труду, занятости и социальной защите супруги Дакуко обращались только за оказанием денежной помощи.
На этом можно было бы поставить точку, однако вместо нее получилось многоточие. На следующий прием к председателю райисполкома Н.Ф. Дакуко явилась с претензией — денег мало дали, на строительство печи их не хватит. И напрасно ей пытались объяснить, что законодательством не предусмотрено выделение крупных сумм на подобные цели.
Наталья Федоровна вошла в обвинительный раж, подкрепив свою речь обещанием изложить свою историю во всех средствах массовой информации и… устроить голодовку в знак протеста.
Свое обещание Наталья Федоровна сдержала, однако при этом выделенные деньги в бюджет не вернула.
Что ж, каждый волен поступать так, как ему диктует собственная совесть. Напомним только, что по христианским и общечеловеческим законам за любую помощь принято благодарить. Ну, а шантаж еще никого до добра не доводил.
Отдел информации «А»

Глас народа: Что борисовчане думают о реализации Декрета №3 «О предупреждении социального иждивенчества»?

Елена СЕЧКО, начальник отдела материально-технического снабжения ОАО «Борисовский ДОК»:
– Каждый имеет право выбирать – трудиться или нет. Но при этом не стоит забывать о законе сохранения: если в чем-то прибавилось, то в другом обязательно убавится. Как это касается Декрета № 3? Самым непосредственным образом: если один человек не работает, то другому приходится трудиться за двоих. Ведь неработающий все равно пользуется услугами организаций (например, поликлиники), финансирование которых происходит за счет средств бюджета – через налоги, которые ежемесячно мы с вами платим. Лично мне не хочется работать с повышенной нагрузкой – хочу добросовестно выполнять лишь свои обязанности. Поэтому придерживаюсь мнения, что не стоит так категорично относиться к декрету, а лучше постараться найти работу.

Валентина ТАНКОВИЧ, заведующая складом готовой продукции ОАО «Борисовский ДОК»:
– Я, как и все члены моей семьи, всегда работала. Одно время я ухаживала за бабушкой и дедушкой и то делала это официально – оформила опеку. Мне никогда не доводилось сидеть дома, и даже не представляю, как можно длительно нигде не работать. Конечно, если это не связано с проблемами со здоровьем. Я не понимаю тех, кто выходит на площади и устраивает митинги… Против чего они возмущаются? Лучше шли бы работать.

Валентина КАЗИМИРОВА, распределитель работ цеха лесопиления ОАО «Борисовский ДОК»:
– Думаю, этот закон своевременен и необходим, так как, действительно, много людей, которые где-то работают, но уклоняются от уплаты налогов. А потом хотят получать пенсию, пользоваться всеми благами наравне с теми, кто открыто и честно работает и платит налоги. Разве это справедливо? На мой взгляд, именно с такой категорией населения нужно работать в первую очередь.

ОЧАГ КУЛЬТУРЫ ИЛИ ТЕРРИТОРИЯ КОНФЛИКТА?

Угасание интереса к чтению, особенно в молодежной среде, — одна из проблем современного общества. И не зря бьют тревогу учителя и родители: дети и подростки почти не читают книг!
На таком совсем не радужном фоне информация, прозвучавшая от жителя д.36 по ул. Ватутина на приеме граждан по личным вопросам у председателя рай-исполкома В.В. Мирановича, прозвучала шокирующе. Оказалось, что соседство с библиотечным пунктом обмена книг, расположенным в подъезде уже много лет, перестало устраивать жителей.
Суть их недовольства кроется в том, что читатели оставляют в коридоре общего пользования грязь, якобы, постоянно открыт подъезд, из-за чего в доме собираются асоциальные личности. Кроме того, не остался в стороне меркантильный аспект проблемы: жильцов заинтересовала оплата расхода электроэнергии в помещении, которое занимает биб-лиотечный пункт.
Как оказалось, недовольство носит, скорее, надуманный характер: библиотечный пункт имеет отдельный счетчик и исправно платит за потребленную электро- и теплоэнергию. Приходящие читатели пользуются специальным кодом на домофоне, и потому утверждать, что по их вине двери подъезда остаются открытыми, по крайней мере, некорректно. Да и о большом уроне чистоте подъезда говорить не приходится: пункт обмена книг работает всего два дня в неделю.
Проблема, скорее, состоит в том, что кто-то из жильцов захотел использовать техническое помещение, в котором находится пункт проката, под свои нужды, — поставить туда коляски, велосипеды, лыжи и прочий домашний скарб, который уже не помещается в квартире. Именно поэтому очаг культуры неожиданно превратился в территорию конфликта. На чашу весов оказались поставленными две несопоставимые величины: сугубо мещанские желания и популяризация культуры чтения.
В чью сторону качнется «маятник», пока говорить рано: досконально изучить все нюансы проблемы председатель рай-исполкома поручил своему заместителю.
Еще одну, не менее острую проблему поднял житель многоэтажки по ул. Н.-Неман,
в цокольном этаже которой много лет находится картинг-клуб для детей и подростков. Казалось бы, благое дело — работа такого востребованного у детворы клуба. Но здесь же, в подвале дома, хранятся картинги и прочая техника. Из-за этого в квартире заявителя, под которой находится клуб, постоянно стоит запах топлива, что само по себе негативно сказывается на здоровье проживающих.
Вдобавок свое веское слово сказали и сотрудники ГРОЧС: в помещениях жилых домов категорически запрещено хранить транспортные средства, работающие на разных видах топлива. И, по крайней мере, странно, что такой мерой безопасности в свое время пренебрегли инициаторы создания картинг-клуба.
Ситуация непростая, но запрещать работу картинг-клуба волевым «росчерком пера» никто не собирается. Наоборот, председатель райисполкома поручил соответствующим службам, не мешкая, подыскать несколько вариантов помещений для постоянной «прописки» клуба в том же районе, чтобы новый сезон для юных картингистов открылся вовремя.

Вера НИКОЛАЕВА

Сойдет и так? (тему предложили участники интернет-группы)

Если вы еще не побывали в нашей группе «Новости Борисова (Адзiнства)» в «Одноклассниках», обязательно загляните. По наиболее волнующим всех темам разворачиваются не просто дискуссии, а иногда и словесные баталии, в которых принимают участие люди разных возрастов. Несмотря на разницу во взглядах, нас всех объединяет одно: желание увидеть город благоустроенным, комфортным для проживания и красивым.
Борисовчане не только критикуют, но и предлагают темы для обсуждения на страницах газеты. «Лидером» по количеству комментариев (400) оказалась проблема транспортного обеспечения, и после получения ответа из АП-3 мы обязательно продолжим ее обсуждение. А недавно спонтанно появилась тема цветового решения многоэтажных домов в городе. Приведу несколько мнений.
Тамара С.:
— Люди утепляют свои квартирки — это понятно, но ведь фирмы эти что творят: Парковая, 40: кто в розовый цвет, кто в голубой, кто в синий. А такой домик был аккуратненький. Это ж можно решить, если душой болеть за город.
Я не думаю, что внешний облик зданий отдан на откуп жителям города. Вы посмотрите, как красиво стало на улице Чапаева после ремонта балконов! А помните, как было? Да упаси Боже, если и в самом деле дальше продолжится уродование домов этими «утеплительными» фирмами.
Ирина Б.:
— А разве разрешение на утепление не нужно брать? Архитектура в этом не участвует?
Тамара Б.:
— ЖЭУ )или кто там этим занимался) ещё лучше раскрасили дома. Взять в пример пёструю «вьетнамку»… А конец дома вообще не «дорисовали», денег, наверное, не хватило…
Алла В.:
— Я насчёт «вьетнамки» с вами согласна… куда архитектура смотрит?
Валик Ш.:
— Я вообще не понимаю, почему не нанять художника (художников), чтоб изобразить что-нибудь на доме хотя б одним цветом, но цивильно… И экономия краски, и лицо города… Я знаком с художником, его в Солигорске так нанимают, реально крутой художник…
Почитав высказывания участников группы, я пристальнее взглянула на утепленные фасады домов в своем 3-м микрорайоне и убедилась, что люди правы. Несколько утепленных квартир в соседней многоэтажке, мягко говоря, колористически спорят между собой: в одной квартире «шуба» окрашена в голубой цвет, фасад другой «щеголяет» пронзительно-лимонным оттенком, хозяева третьей отличились выбором розового колера. Как говорится, «кто в лес, кто по дрова».
Разбираться в том, кто именно должен следить за цветовой тональностью городской архитектуры, долго не пришлось: в первую очередь, это обязанность специалистов отдела архитектуры и строительства райисполкома.
К этому причастны и коммунальщики: согласовывая заявления граждан об утеплении фасада, именно ЖЭУ должны оговаривать цвет краски, в которую хозяева намерены выкрасить утеплительную конструкцию. Однако, как показывает практика, на этот момент ЖЭУ практически не обращают внимания.
Вот и стоят у нас в городе дома с фасадами, выкрашенными в аляповатые цвета. Может быть, кто-то думает, мол, сойдет и так. Но борисовчане, душой болеющие за родной город, думают иначе…
Вера ПРОТАСЕВИЧ

СКАНДАЛЬНЫЙ КООПЕРАТИВ

В каждом кооперативе отношения между его членами и руководством складываются по-своему. Однако зачастую все решается только путем скандалов, конфликтов и противостояния. И свидетельством тому тот факт, что почти ни один прием граждан у председателя райисполкома не обходится без посещений членов и председателей жилищных кооперативов.
По крайней мере, странно слушать, как взрослые, грамотные люди приходят жаловаться друг на друга. Ведь каждый член кооператива обязан помнить и знать о том, что ПЖСК — самостоятельное, юридическое лицо, и все возникающие споры решаются либо на общем собрании, либо посредством обращения в правоохранительные органы. Справедливости ради добавлю: далеко не все жалобы членов ПЖСК бывают справедливыми и обоснованными.
Одним из скандально известных в городе стал кооператив N. В начале его основания члены ПЖСК мирно уживались друг с другом, вовремя оплачивали счета, ходили на собрания, и, как говорится, ничто не предвещало беды до тех пор, пока в дом не заселилась пенсионерка D.
Новая жилица в мгновенье ока подружилась еще с одной женщиной, близкой не только по возрасту, но и по «духу». И, уже заручившись поддержкой друг друга, громогласные, боевитые пенсионерки ополчились на тогдашнего председателя кооператива.
Кампания началась с потока жалоб от дуэта в правоохранительные органы по поводу «безобразий», якобы творящихся в кооперативе. Председатель, ощутив первые симптомы давления, не стал вступать в споры и просто написал заявление об отставке.
Точно таким же образом деятельные пенсионерки «сменили» еще нескольких председателей, которые не устраивали их в силу разных причин.
Небольшая «осечка» вышла лишь с последним председателем кооператива. Будучи также женщиной не робкого десятка, председатель попыталась дать отпор, и жизнь в кооперативе заклубилась скандалами, в вихре которых не раз звучали откровенные оскорбления. В ход пошли современные гаджеты в виде диктофона, с которым не расставалась D., многократно отксеренные письма о «незаконной» деятельности председателя, которые регулярно вбрасывались в каждую из 160 квартир.
Не остались в стороне от очага конфликта и правоохранительные органы, вынужденные тратить время на пустое разбирательство с непрерывно поступающими жалобами от Г. Несколько решений об оскорблении вынес и Борисовский суд.
Следствием обличительно-разоблачительной кампании стала очередная отставка председателя ПЖСК и выборы нового. Как долго продержится новый председатель, отважившийся возглавить скандальный ПЖСК, сказать трудно.
Одни жильцы дома, с которыми мне довелось побеседовать, воспринимают ситуацию с сарказмом, других нестабильность и постоянная нервотрепка возмущает, третьи от всего отмахиваются, мол, своих проблем навалом. Люди пока не дошли до того, чтобы собраться всем вместе на собрании и сказать не в меру деятельным пенсионеркам твердое «Хватит!». Впрочем, право на выбор, как жить, имеет каждый. Только потом не стоит ни на кого, кроме себя, обижаться.

Вера ПРОТАСЕВИЧ

Запугал кляузник…

Жительницу одного из домов по ул. Гагарина Светлану Л., пришедшую на прием к председателю райисполкома по личным вопросам, можно только по-человечески пожалеть. Ей не повезло с соседом, который постоянно строчит жалобы во все инстанции, обвиняя ее в несуществующих грехах.
И комиссии из разных организаций стали частыми гостями дома Светланы Л. Специалисты внимательно проверяли факты, выясняли детали, но при этом ни одна жалоба в отношении женщины не подтвердилась. Однако кляузник настолько запугал заявительницу, что теперь она боится начать в квартире даже косметический ремонт и потому пришла на прием с просьбой дать хоть какую-то справку о том, когда и в какое время можно производить ремонтные работы в многоэтажном доме.
Как пояснили в отделе архитектуры и строительства райисполкома, согласно п.20 главы 3 «Порядка производства работ по переустройству и (или) перепланировке и приемке выполненных работ», в период проведения переустройства и (или) перепланировки в многоквартирных и блокированных жилых домах запрещается:
— производить в выходные и праздничные дни работы по переустройству и (или) перепланировке, создающие шум или вибрацию, а также начинать такие работы ранее 9 часов и заканчивать их позднее 19 часов в рабочие дни;
— загромождать и загрязнять строительными материалами и их отходами коридоры, лестничные марши и площадки, проходы, запасные выходы и другие вспомогательные помещения жилого дома;
— использовать пассажирские лифты для транспортировки строительных материалов и их отходов без упаковки».
«Воронья слободка»
Если помните, писатели Ильф и Петров прозвали «Вороньей слободкой» коммунальную квартиру №3, обитатели которой «считались людьми своенравными и известны были…частыми скандалами и тяжелыми склоками».
Примерно такая же аналогия возникла, когда на прием явилась целая делегация ПЖСК «Комфорт-сервис» с «пакетом» накопившихся проблем. Прозвучали жалобы на перманентное отсутствие горячей воды в квартирах, на специалистов «Энергонадзора», которые обнаружили безучетное подключение электроэнергии на техэтаже и оштрафовали кооператив на весьма ощутимую сумму, на слабую работу председателя ПЖСК.
Быстро выяснилось, что в кооперативе творится настоящий бардак. До недавнего времени жильцы верхних этажей использовали техэтаж в качестве дополнительных подсобных помещений, а жильцы нижних, не оставшись в долгу, перегородили подвальное помещение фанерными стенками и быстро забили клетушки мешками с картошкой, не нужным в доме старьем, а кое-кто одно время умудрялся хранить в подвальном закутке газовые баллоны и даже… мотоцикл!
Словом, общими помещениями дома жильцы пользовались как своими личными, ключи были и есть у каждого, и случись какая-нибудь беда, то и спросить будет не с кого – доступ в подвал имеют даже дети.
Склоки, обиды, раздоры, недоразумения — вот неполный перечень тем, которыми живут два десятка активных членов кооператива, не постеснявшиеся подтвердить, что они давно уже разбились на два враждующих «лагеря».
А куда же смотрит председатель ПЖСК, которому достается на «орехи» от обеих конфликтующих сторон? Как оказалось, председатель, абсолютно лишенная лидерских качеств, во многом пошла на поводу жильцов. К тому же «белых пятен» в управлении кооперативом у самого председателя обнаружилось слишком много. О чем можно говорить, если ни она, ни даже ревизионная комиссия последние пять лет вообще не отчитывались на общих собраниях кооператива об использованных финансовых средствах? Даже фамилии членов ревизионной комиссии председатель так и не вспомнила. Очевидно, где-то на бумаге они существуют, а в повседневной жизни ПЖСК никак не задействованы. Впору задуматься: такие пробелы — следствие беспечности или юридической неграмотности? Или того и другого вместе?
В жилом доме не может быть бесконтрольной ситуации, и потому по поручению председателя райисполкома УП «Жилье» платно обследует внутренние системы тепло- и водоснабжения дома, чтобы сделать вывод о том, почему в некоторых квартирах периодически отсутствует горячая вода.
Работники ГРОЧС, в свою очередь, проверят состояние тех-этажей и подвальных помещений, которые нельзя загромождать, а ключ от их дверей должен храниться у одного ответственного лица. Иначе говоря, никаких «кладовок», забитых хламом, там быть не должно во избежание несчастных случаев. И не исключено, что к штрафным санкциям за откровенное воровство электроэнергии жильцам кооператива придется складываться и на оплату новых штрафов.
Кроме того, согласно законодательству, по инициативе рай-исполкома в кооперативе будет проведено общее собрание жильцов, на котором будут рассмотрены итоги внутрихозяйственной и финансовой деятельности.
Словом, должный порядок будет наведен. Но почему взрослые люди довели ситуацию до абсурда и позиционируют себя откровенными скандалистами — вот вопрос, который не дает мне покоя…
Вера НИКОЛАЕВА

ПОД ЗНАКОМ СОСЕДСКИХ ССОР, или Как «развлекаются» пенсионеры

Иногда, когда слушаешь заявителей, которые приходят на прием к председателю райисполкома, становится откровенно неловко и стыдно. А как иначе, когда словесные «экзерсисы» иных посетителей с головой выдают отъявленных скандалистов, для которых главным «развлечением» в жизни стало стремление «насолить» соседу, побольнее его «ужалить» и, как следствие, участие в бесконечных судебных тяжбах.
Как это ни прискорбно, но чаще всего подобным образом «развлекаются» пенсионеры. Показательным в этом отношении стал пример с пожилыми соседями одного из домов по ул. Трусова.
Некто Зося Геннадьевна (имена и фамилии изменены по этическим соображениям) явилась на прием с жалобой на соседей-пенсионеров П., которые, якобы, мешают ей отдыхать. По ее словам, каждый вечер после 20.00 они что-то сверлят, прибивают и вообще устроили в квартире столярную мастерскую, с которой требует разобраться по закону.
И явно невдомек было Зосе Геннадьевне, что на слушание ее жалобы будут приглашены руководители УП «Жилье» и ЖЭУ-5, участковый РУВД и даже сама хозяйка «незаконной» мастерской.
Как оказалось, история соседской склоки известна всем перечисленным службам, работники которых, в ущерб решению более важных вопросов, вынуждены тратить время на разбирательство пустых, ничем не обоснованных кляуз.
Суть результатов многочисленных проверок и бесед с соседями Зоси Геннадьевны по подъезду сводилась к одному — пенсионеры П. живут тихо, никогда никому не досаждали и не досаждают лишним шумом. А неприязнь Зоси Геннадьевны к ним возникла после того, как она развязала «военные действия» против других соседей, которые якобы в 7 утра начинали сверлить и стучать, а супруги П. отказались подтверждать этот вымысел. В итоге пожилые люди нарвались на неприкрытое обещание Зоси Геннадьевны устроить им «вендетту»: «Вы еще об этом пожалеете, я добьюсь, чтобы вы поменяли свою квартиру и съехали из дома».
И… понеслось! Стаи грязных, лживых жалоб полетели в разные инстанции. И хотя ни одна из них не подтвердилась, Зося Геннадьевна, не знающая, как потратить свободное время, изобретала все новые домыслы против соседей.
Жажда мщения оказалась настолько всепоглощающей, что пенсионерка начала третировать тихих соседей телефонными звонками. Однако телефонное хулиганство при нынешнем развитии техники доказать не трудно, и Анна Григорьевна П. была вынуждена сначала обратиться в узел связи за распечаткой звонков, а затем — в суд.
Вину телефонной «террористки» доказали очень быстро, и Зосе Геннадьевне пришлось дважды оплачивать штрафные санкции.
Но даже материальные наказания не остановили пенсионерку. С очередной жалобой она обратилась уже к председателю райисполкома.
По-хорошему ее взрослым детям, давно имеющим семьи, стоило бы обратить внимание на здоровье матери. Но, очевидно, они настолько заняты своими проблемами, что им недосуг лишний раз поинтересоваться, чем и как живет их мать и бабушка?

Вера НИКОЛАЕВА